СЕКРЕТ СЧАСТЛИВОЙ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ


Дорогие вайшнавы, в своем недавнем отчете я писал о том, как сложна духовная семейная жизнь, и как любой человек, вступающий в брак, должен понимать, какие обязательства он на себя принимает. В этом небольшом рассказе я попытался подробнее объяснить, что это значит. Повинуясь вечной притягательной силе, исходящей от самого Кришны, которая заставляет нас спешить навстречу друг другу и, в предвкушении любви, вступать друг с другом в отношения, подумайте как следует, готовы ли вы заплатить ту цену, которую стоит эта любовь.

СЕКРЕТ СЧАСТЛИВОЙ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ,

или о чем должен напоминать мужу и жене огонь жертвенного костра 

В те, не столь далекие от нас времена, когда мертвый голубой свет экрана телевизора еще не заменил собой живой свет домашнего очага, юноша и девушка заключали свой семейный союз обязательно в присутствии жертвенного огня.

Живой, горячий огонь, перед которым сидели жених и невеста, должен был напомнить им о том, что отныне им нужно будет согревать друг друга и в радости, и в горе. Ученый жрец, произнося молитвы, возливал в жертвенный огонь топленое масло, а сами молодожены кидали в него зерна пяти видов. Таким образом они готовились к тому, что отныне вся их жизнь должна стать жертвоприношением, что они сходятся вместе для того, чтобы научиться жить ради других, не ради самих себя. Они понимали, что, чтобы огонь этого жертвоприношения горел, не угасая, они должны будут при всякой возможности общаться со святыми людьми, посвятившими себя Богу, которые будут подливать чистое топленое масло духовного знания в очаг их семейной жизни. Бросая зерна в этот огонь, они напоминали себе, что отныне их священной обязанностью будет кормить других живых существ: детей, родственников, гостей, нищих странников, домашних животных, птиц, парящих в поднебесье, и даже змей, если они поселятся в их доме.

На юноше, сидевшем перед костром, был священный шнур, который надел на него духовный учитель. В семье духовного учителя, где он прожил много лет, он изучал под его руководством священные писания, но самое главное – глядя на своего учителя, он видел, как должен вести себя муж и отец. Он видел, как его учитель каждый день кормит не только своих близких, но и совсем чужих людей, включая его самого, мальчика из другой деревни. Он видел, как учитель отправил своего сына в дом к другому учителю, чтобы тот жил под его присмотром и чтобы оградить себя от соблазна заботиться о своем сыне больше, чем о чужих. Ему, будущему главе семьи, было так важно видеть у себя перед глазами пример человека, принявшего на себя ответственность за других и несущего эту ответственность, чего бы ему это ни стоило. Живя в семье своего учителя, мальчик должен был учиться служить старшим и стараться угадывать каждое желание гуру. Священный шнур был не только знаком того, что он получил духовное образование и знает шастры. Священный шнур – ягья-упавита – означал, что он научился жертвовать собой. И каждый мальчик знал, что без этого шнура ему не позволено будет сесть перед жертвенным огнем, а значит, он никогда не сможет жениться, ибо какой девушке нужен муж, глухой к тому, что происходит в ее сердце, и не научившийся заботиться о других?

Ставший обычным делом в наше время развод – явление, для которого даже слова не было в санскрите, языке ведической культуры – самое яркое доказательство полной несостоятельности современной системы образования, не учащей человека самой важной науке – науке о том, как приносить в жертву свое эго, поступаться своими интересами ради других, науки, не освоив которую невозможно постичь другую, гораздо более сложную науку – науку любви.

Но вернемся к юноше и девушке, сидящим перед свадебным костром. Огонь этого костра должен был напомнить им, что все вещи, которые будут даны Богом в их распоряжение, они в конце концов должны вместе превратить в жар своих сердец, что все пустое и ненужное, скопившееся в их сердце, должно будет сгореть дотла, превратившись в пепел, и что сердце их должно научиться источать только тепло и свет любви.

Подойдя к девушке, жених должен был произнести следующую мантру:

oà kanyeyaà oà prajäpati viñëu devatäkä

«Девушка эта принадлежит прародителю всех живых существ, Вишну».

А затем, дотронувшись до сердца своей будущей жены, юноша должен был словами мантры вселить в него любовь:

ka idaà kasmä ädat

kämaù kämäyädät

kämo dätä kämaù pratigrahétä

kämaù samudram äviçat

kämena tvä pratigåhnämi

kämaitat te

«Кто отдал это сердце и кому отдал?

Любовь отдала это сердце и отдала его любви.

Любовь отдает, и любовь же с благодарностью принимает.

Любовь вошла в океан любви.

Ты отдана мне любовью и любовью я принимаю тебя.

О любовь, это сердце принадлежит тебе».

Отныне вместе они будут изучать высшую из всех науку, науку любви, науку о том, как отдавать, не ожидая ничего взамен, и с благодарностью и трепетом в сердце принимать каждый крошечный дар любви. Помня о том, кому принадлежит его жена, муж просит капельку из океана любви, которым является Бог, чтобы, прирастив ее, снова вернуть эту капельку в изначальный Океан, ибо он понимает, что это Любовь свела их вместе.

В этот момент отец девушки должен связать вместе чадар жениха и сари невесты. Жрец же произносит в этот миг самую важную мантру, которую оба должны запомнить:

çré lakñmé-pétämbarayoù revaté-balarämayoù

tathä sétä-rämayoç ca çré dürgä-çivayor yathä

devahüti-kardamayoù çacé-maghavator yathä

çatarüpä-svayambhuvayoù-renukä-jämadagnyoù

yathä ‘halyä-gautamayor devaké-vasudevayoù

mandodaré-rävaëayor yaçodä-nandayor yathä

çré draupadé-päëòavayoù çré täräväli-bhubhujoù

damayanté-nalakayoù çré-rädhä-kåñëayor yathä

anayoù kanyä varayos tathä syäd granthi bandhanaà

«Отныне вас связывают между собой те же узы, которые связывают Лакшми и облаченного в желтые одежды Нараяну, Ревати и Балараму, Ситу и Раму, Дургу и Шиву, Девахути и Кардаму, Шачи и царя дождей Индру, Шатарупу и Сваямбхуву, Ренуку и Джамадагни, Ахалью и Гаутаму, Деваки и Васудеву, Мандодари и Равану, Драупади и Пандавов, Таравали и Бхубуджу, Дамаянти и Махараджу Налу, Радху и Кришну».

Среди пышных торжеств в предвкушающем радости семейной жизни сердце невесты мантра должна была прозвучать как раскат грома. Едва ли невеста могла забыть, что Лакшми послушно массирует стопы своего дремлющего супруга, Ревати пришлось уменьшиться в размерах, чтобы выйти замуж за Балараму, Сите – отправиться на четырнадцать лет в ссылку вслед за своим мужем, Дурге – жить вместе с супругом под деревом, не имея своего дома, Девахути, изнеженной дочери царя, – совершать аскезы вместе со своим аскетом мужем. Шачи терпеливо ждала Индру, пока он прятался от врагов в стебле лотоса, и терпела домогательства Нахуши, занявшего его трон, а Шатарупа вслед за мужем удалилась в лес, когда ее муж решил оставить царство. Гневливый Джамадагни велел своему сыну убить собственную мать Ренуку за ничтожный проступок, а Гаутама за измену на долгие годы превратил Ахалью в камень. Деваки приходилось отрывать от груди и отдавать одного за другим шестерых новорожденных сыновей в руки Васудевы, чтобы тот, храня свое слово, добровольно относил их на растерзание безжалостному Камсе, а когда у нее родился долгожданный восьмой сын тот же Васудева унес Его в Гокулу и отдал на воспитание чужим людям. Мандодари приходилось чуть ли не каждый день принимать у себя новых возлюбленных мужа, а Драупади ее муж проиграл в кости Дурьйодхане, который на глазах у старших хотел ее раздеть, после чего она двенадцать лет скиталась вместе с мужьями по джунглям, тринадцатый год терпела унижения при дворе царя Вираты, а потом по вине ее же мужей разразилась страшная война, унесшая жизни всех пятерых ее сыновей. Дамаянти, выросшая в царской роскоши, вынуждена была прикрывать свою наготу одним куском ткани, деля его со своим мужем. А Радха всю свою жизнь лила слезы по покинувшем Ее Кришне. Я не знаю, кто такая Таравали, оказавшаяся в этом списке, но едва ли и ее семейная жизнь была безоблачной. Обо всем этом должна была вспомнить невеста, когда край ее одежды связывали с краем одежды мужа.

Не очень хотелось мне писать об этом. Слишком хорошо я знаю, как все эти примеры современные недобросовестные мужья будут использовать для того, чтобы упрекнуть в недостатке терпения своих жен. Но из песни слова не выкинешь. Семейная жизнь не бывает легкой, а смирение и терпение – это плата, которую нужно заплатить за любовь. И поверьте мне, любая женщина, даже современная, готова смиряться и терпеть, если она будет чувствовать доброту и великодушие мужа. Современным мужьям, прежде чем упрекнуть своих жен в недостатке терпения, следует вспомнить, что благодарный Кардама создал летающий дворец для своей верной жены, Рама никогда, даже во сне не смотрел на чужих жен и лил слезы, когда в лесу вспоминал о том, как от его случайного прикосновения покраснела нежная стопа Ситы, Гаутама благословил Ахалью тем, что Сам Всевышний придет к ней и наступит на ее голову, а Драупади благодаря своим мужьям имела возможность общаться с Самим Кришной.

Неразрывные брачные узы в присутствии священного огня связали два сердца, но теперь каждый из молодоженов должен был подтвердить, что понимает, к чему его это обязывает.

Перед жертвенным огнем, жених должен взять свою невесту за руки и произнести:

aghora cakñuù apatighnedhi çivä

paçubhyaù sumanäù suvarcäù

vérasüù jévasüù kåñëa kämä

syonä sanno bhava dvipade saà catuñpade

“О смиренноокая, защищай же всегда своего мужа. Всегда заботься о домашних животных, будь благонравной и всегда храни свою красоту. Стань матерью героев, и началом новой жизни. И пусть Кришна всегда будет доволен тобой. Всегда приноси людям счастье и всегда заботься обо всех – и двуногих, и четвероногих».

Именно поэтому девочек не отдавали на обучение в дом учителя – девочка должна была видеть, как ее собственная мать, начало и источник новой жизни, с раннего утра и до позднего вечера хлопочет по дому, заботится о детях, доит коров, подметает двор, кормит домашних животных и в любое время дня и ночи встает к плите, чтобы накормить постучавшегося в их дверь незваного гостя.

Затем, подведя свою невесту к родственникам, муж должен был произнести еще одно напутствие, специально облеченное мудрецами древности в приятную для слуха форму:

saàräïji çvasure bhava

samräïji çvaçrväm bhava

nanandari ca samräïji bhava

samräïji adhi devåñu

«Правь же отныне отцом своего мужа. Правь его матерью. Правь отныне сестрами и братьями мужа своего». Где это слыханно, чтобы юная девушка, невестка, пришедшая жить в дом мужа, смогла управлять своим свекром и свекровью? Ревнивыми сестрами своего мужа или его братьями. Роковую ошибку совершит человек, попытавшийся понять его буквально. Скрытый смыл этого утверждения в другом: «Завоюй сердце всех новых родственников своим смирением и покорностью. Служи им, не только своему мужу, так, чтобы все они полюбили тебя и старались исполнять все твои желания».

Пока все эти церемонии происходили, день заканчивался. Солнце уходило за горизонт, а на небе всходила утешительница-Луна и высыпали яркие звезды. Огонь все так же весело потрескивал в жертвеннике. В какой-то момент, указав невесте на Полярную звезду, никогда не меняющую своего положения на небосводе, жених должен был сказать:

mama vrate te hådayaà dadhätu

mama cittaà anu cittaà te ‘stu

mama väc eka manä juñasvaçré

viñëuù tvä niyunaktu mayam

«Пусть же сердце твое отныне будет отдано тем обетам и тем целям, которые преследую я. Пусть ум твой с его желаниями идет за моим умом. Пусть тело твое и душа твоя слушаются моих слов. И пусть Вишну – хранитель мироздания – связывает на обоих».

На это невеста должна была ответить:

oà druvaà asi dhruvähaà

pati kule çré viñëu vaiñëava seväsu bhüyäsaà

«Пусть же я всегда буду жить в доме своего мужа, как Полярная звезда на небосводе, и всегда служить в этом доме Вишну и Его преданным слугам».

С тех пор Полярная звезда не поменяла своего места на небосводе. Но редко когда она видит свое отражение в сердцах выходящих замуж девушек. Может быть, потому что обычай этот забылся и не глядят больше в усыпанное звездами небо молодожены и не берут больше пример с Полярной звезды?

Много других обетов и мудрых слов должны были произнести будущие муж и жена перед жертвенным огнем, прежде чем в глазах всех окружающих они становились мужем и женой. Но даже когда все обряды заканчивались, огонь жертвенного костра, разведенного жрецом на их свадьбе, не должен был погаснуть. Тлеющие головни из этого костра они уносили к себе в дом, и именно этот огонь, ставший свидетелем их союза, горел, никогда не угасая в их домашнем очаге. Каждое утро и каждый вечер, на рассвете и на закате, вместе муж с женой снова садились перед тем же жертвенным огнем и сами проводили небольшое ежедневное жертвоприношение, Агнихотру, которое освящало их дом и всю их семейную жизнь. Сидя перед этим огнем, они нет-нет да и вспоминали тот самый день, когда жрец пригласил в их дом этот жертвенный огонь, который стал свидетелем их союза и данного друг другу обета превратить свою жизнь в жертвоприношение. И когда они вспоминали об этом, огонь в их домашнем очаге сам собой начинал гореть ярче.

Вот как жили люди в те времени, когда мертвый свет экрана телевизора еще не заменил в их жизни живого огня домашнего очага, когда не липкая нефть, а легкие и теплые даже зимой лепешки коровьего навоза были главным топливом, и когда люди еще не разучились согревать друг друга теплом своего сердца.

 

Похожие записи