Джаганнатха-мандир во Вриндаване


ДЖАГАННАТХА-МАНДИР ВО ВРИНДАВАНЕ

Во Вриндаване, недалеко от Кеши-гхата, на парикрамной дороге у излучины Ямуны стоит красивый белый храм, из которого всегда доносятся звуки киртана.

Это место называется на Гьяна-гудри называется Джаганнатха-гхатом. Многие тысячи людей собираются в этом храме в день Ратха-ятры, чтобы получить даршан Господа Вселенной. В этот день в Пури Джаганнатх садится на колесницу, чтобы ехать во Вриндаван, а в самом Вриндаване Джаганнатх дает Свой даршан всем жителям Вриндавана, чтобы напомнить им: «Я здесь, я вернулся, ваша любовь оказалась сильнее. Это она возвратила Меня сюда».* * *Джаганнатх приехал сюда из далекого Пури, из Своего дворца на вершине Синей горы. В Пури большой рот Господа Вселенной всегда улыбается, но в круглых глазах Его стоят невидимые миру слезы. Чего не хватает Ему в этом городе, где Сама богиня процветания готовит для Него изысканные явства? Где Ему служат шесть тысяч слуг, которые каждый день наряжают Его в роскошные одежды? Куда приходят десятки тысяч людей, чтобы только посмотреть на Него? Каждый год, в самое жаркое время, Он сказывается больным, каждый год Он уединяется в Своих внутренних покоях, где в лихорадке мечется, произнося чье-то имя. А когда Его жар немного спадает, Он набирается решимости: «С Меня довольно, я еду во Вриндаван!» На второй день месяца Ашадха терпению Джаганнатха приходит конец. Он не может больше выносить помпы и роскоши. Вкус Его больше не радуют сладости, приготовленные богиней процветания. Они кажутся Ему пресными и безвкусными. Почему? Потому что Он никак не может забыть волшебной сладости Вриндавана. Чтобы хоть как-то утешить Его, каждый вечер Его наряжают в тюрбан со стихами из Гита-Говинды и надевают на Него гирлянду из лесных цветов и листьев туласи. Но Ему мало этого. Ему мало просто видеть по ночам сладкие сны о Вриндаване. Поэтому каждый год Он восходит на колесницу и на семь дней вырывается из Своей роскошной тюрьмы чтобы побродить по лесу Сундарачалы. Но семь дней пролетают, как одно мгновение, и Ему снова приходится возвращаться во дворец на Черной горе. Перед возвращением в храм Его, как и положено царю, одевают в тяжелые золотые доспехи, которые кажутся Ему золотыми кандалами. Рот Его привычно улыбается, но в больших круглых глазах стоят слезы.Однако около двухсот лет назад Ему удалось-таки убежать из Своего заточения и поселиться здесь, на берегу Ямуны. В Пури об этом мало кто знает, а если и знает, то не придает особого значения. Четырехруким обитателям Пури кажется, что их любимый Джаганнатх остался с ними. Но мы-то понимаем, что на самом деле Он просто исполнил Свое обещание — вернулся во Вриндаван.Все остальные святые места — будь то Дварака, Бадринатх, Шри Рангам, Рамешварам, Тирупати или Пури — всего лишь бледная тень изначальной дхамы, Шри Вриндавана. Поэтому во Вриндаване можно найти храмы всех проявлений Кришны. Все воплощения Кришны мечтают иметь маленький уголок во Вриндаване, не довольствуясь Своими дхамами, но Самого Кришну не интересуют никакие другие места — Он ни на шаг не выходит за пределы Вриндавана: врндаванам паритйаджйа падам экам на гаччхати. Поэтому и Шри Джаганнантх, Господь Вселенной, захотел поселиться там, в маленькой деревеньке на берегу Ямуны. Но, хотя Он — самовластный Господь, чьи желания исполняются незамедлительно, когда Он принимает образ Божества в храме, Он ставит Себя в полную зависимость от Своих преданных. Чтобы Он мог исполнить это Свое желание, Ему нужен был надежный слуга.Господь принимает образ Божества с единственной целью — чтобы наслаждаться служением Своих преданных и почувствовать Себя полностью зависимым от них. Это и Его желание, и одновременно Его милость. Иначе души, обусловленные материальным телом, не могли бы проявить свою любовь и служить Ему. Чтобы помочь преданным, Господь нисходит к ним в образе мурти и попутно исполняет Свое ненасытное желание изведать неповторимый вкус их любви. Мурти Господа отличается от Самого Господа только тем, что, принимая образ мурти, независимый Господь Сам делает Себя полностью зависимым от Своих преданных.Джаганнатх стал искать того, кто сможет привезти Его во Вриндаван и служить Ему там. Долго искать Ему не пришлось: на берегу Ямуны во Вриндаване Ему уже давно поклонялся вайшнав по имени Харидас. День и ночь он умолял Господа Вселенной даровать ему Свой даршан: Джаганнтаха Свами найана патха-гами, найана патха гами бхавату ме. Он плакал: «Я знаю, о мой Господь, что у меня нет глаз, чтобы увидеть Тебя, и потому я просто служу Тебе в надежде на то, что Ты когда-нибудь Сам захочешь увидеть меня и бросить на меня Свой милостивый взгляд». Чистый звук его молитвы не мог не достичь слуха Джаганнатха. Откликнувшись на его молитву, Джаганнатх предстал перед Харидасом. «Харидас, ты хотел видеть Меня! Смотри же!» Обливаясь слезами Харидас смотрел на Него, как голодный смотрит на краюху хлеба, смотрел и не мог насытиться Его красотой. Джаганнатх улыбался. Вдруг Харидас услышал Его голос: «Харидас! Я доволен твоей преданностью и хочу, чтобы ты служил Мне. В этом году в месяц ашадха Мое мурти в Пури поменяют на новое. Отправляйся в Пури, привези Мое старое мурти сюда и установи здесь, в этом месте».С этими словами образ Джаганнтаха исчез, а Харидас лишился чувств. Когда же он очнулся, то неведомая ему раньше радость заливала его сердце: «Господь хочет, чтобы я служил Ему!»В то время не было ни железных дорог, ни самолетов, а путь был немалый. Вместе с несколькими своими учениками Харидас отправился в долгий путь в Пури. С именем Джаганнатха на устах они продирались через джунгли и пересекали реки, и долгая дорога не показалась им тяжелой. Каждые 12 лет, когда вставной месяц Пурушоттама выпадает на месяц Ашадха, деревянное тело Господа Джаганнатхи меняют. Старое же тело, по обычаю сжигают во дворе храма, в месте, называемом Койли Вайкунтха. Придя в Пури, Харидас сразу же отправился к главному жрецу и потребовал, чтобы на этот раз мурти Джаганнтаха, Баладевы и Субхадры отдали ему. Панда только пожал плечами. «Я не могу тебе ничего дать. Это может разрешить только царь». Царь с почетом принял гостя и осведомился, чем он может ему служить, но когда услышал просьбу Харидаса, то очень смутился: «Махараджа, Джаганнатх приказал это тебе, мне же Он приказал следить за тем, чтобы ни одна из освященных временем традиций нашего храма не нарушалась. Как могу я нарушить традицию, которая соблюдается в нашем храме в течение тысяч лет? Если ты хочешь, чтобы я отдал тебе Его мурти, ты должен попросить Джаганнатха повторить Свой приказ мне».«Что ж, — подумал про себя Харидас, — коли тело мое не смогло исполнить волю Господа, мне нет смысла больше находиться этом теле. Я буду поститься вплоть до того самого дня, когда моего Господа понесут на костер. Пусть же в тот миг сгорит и мое никчемное тело». Он сел на берегу океана в окружении своих верных учеников, чтобы приготовиться к смерти. Он не хотел докучать Господу своими молитвами, ибо понимал, что здесь, в Пури, как нигде в другом месте, Господь Вселенной Сам знает всё, что творится в сердце Его преданных.В ту же ночь Джаганнатх пришел во сне к царю Пури. Он был в гневе. «Как ты посмел ослушаться воли Моего слуги? Его желания неотличны от Моих, ибо он не хочет ничего для себя. Из-за твоей глупости он постится на берегу океана. Найди его, извинись перед ним и отдай ему Мое мурти, чтобы он забрал его во Вриндаван». Царь проснулся в холодном поту от ужаса. Не дожидаясь рассвета, он отправился на поиски Харидаса и, найдя его, стал просить у него прощения.По приказу царя старые мурти Джаганнатхи, Субхадры и Баладевы были помещены на колесницу и под экскортом царской армии отправлены во Вриндаван. Это была самая длинная Ратха-ятра — несколько месяцев, не торопясь, Божества ехали по Бхарата-варше, принимая подношения деревенских жителей и одаривая их Своей милостью. Так Господь Дажганнатх вернулся во Вриндаван, чтобы больше никогда не покидать его.ДЖАГАННАТХА-МАНДИР ВО ВРИНДАВАНЕВо Вриндаване, недалеко от Кеши-гхата, на парикрамной дороге у излучины Ямуны стоит красивый белый храм, из которого всегда доносятся звуки киртана. Это место называется на Гьяна-гудри называется Джаганнатха-гхатом. Многие тысячи людей собираются в этом храме в день Ратха-ятры, чтобы получить даршан Господа Вселенной. В этот день в Пури Джаганнатх садится на колесницу, чтобы ехать во Вриндаван, а в самом Вриндаване Джаганнатх дает Свой даршан всем жителям Вриндавана, чтобы напомнить им: «Я здесь, я вернулся, ваша любовь оказалась сильнее. Это она возвратила Меня сюда».* * *Джаганнатх приехал сюда из далекого Пури, из Своего дворца на вершине Синей горы. В Пури большой рот Господа Вселенной всегда улыбается, но в круглых глазах Его стоят невидимые миру слезы. Чего не хватает Ему в этом городе, где Сама богиня процветания готовит для Него изысканные явства? Где Ему служат шесть тысяч слуг, которые каждый день наряжают Его в роскошные одежды? Куда приходят десятки тысяч людей, чтобы только посмотреть на Него? Каждый год, в самое жаркое время, Он сказывается больным, каждый год Он уединяется в Своих внутренних покоях, где в лихорадке мечется, произнося чье-то имя. А когда Его жар немного спадает, Он набирается решимости: «С Меня довольно, я еду во Вриндаван!» На второй день месяца Ашадха терпению Джаганнатха приходит конец. Он не может больше выносить помпы и роскоши. Вкус Его больше не радуют сладости, приготовленные богиней процветания. Они кажутся Ему пресными и безвкусными. Почему? Потому что Он никак не может забыть волшебной сладости Вриндавана. Чтобы хоть как-то утешить Его, каждый вечер Его наряжают в тюрбан со стихами из Гита-Говинды и надевают на Него гирлянду из лесных цветов и листьев туласи. Но Ему мало этого. Ему мало просто видеть по ночам сладкие сны о Вриндаване. Поэтому каждый год Он восходит на колесницу и на семь дней вырывается из Своей роскошной тюрьмы чтобы побродить по лесу Сундарачалы. Но семь дней пролетают, как одно мгновение, и Ему снова приходится возвращаться во дворец на Черной горе. Перед возвращением в храм Его, как и положено царю, одевают в тяжелые золотые доспехи, которые кажутся Ему золотыми кандалами. Рот Его привычно улыбается, но в больших круглых глазах стоят слезы.Однако около двухсот лет назад Ему удалось-таки убежать из Своего заточения и поселиться здесь, на берегу Ямуны. В Пури об этом мало кто знает, а если и знает, то не придает особого значения. Четырехруким обитателям Пури кажется, что их любимый Джаганнатх остался с ними. Но мы-то понимаем, что на самом деле Он просто исполнил Свое обещание — вернулся во Вриндаван.Все остальные святые места — будь то Дварака, Бадринатх, Шри Рангам, Рамешварам, Тирупати или Пури — всего лишь бледная тень изначальной дхамы, Шри Вриндавана. Поэтому во Вриндаване можно найти храмы всех проявлений Кришны. Все воплощения Кришны мечтают иметь маленький уголок во Вриндаване, не довольствуясь Своими дхамами, но Самого Кришну не интересуют никакие другие места — Он ни на шаг не выходит за пределы Вриндавана: врндаванам паритйаджйа падам экам на гаччхати. Поэтому и Шри Джаганнантх, Господь Вселенной, захотел поселиться там, в маленькой деревеньке на берегу Ямуны. Но, хотя Он — самовластный Господь, чьи желания исполняются незамедлительно, когда Он принимает образ Божества в храме, Он ставит Себя в полную зависимость от Своих преданных. Чтобы Он мог исполнить это Свое желание, Ему нужен был надежный слуга.Господь принимает образ Божества с единственной целью — чтобы наслаждаться служением Своих преданных и почувствовать Себя полностью зависимым от них. Это и Его желание, и одновременно Его милость. Иначе души, обусловленные материальным телом, не могли бы проявить свою любовь и служить Ему. Чтобы помочь преданным, Господь нисходит к ним в образе мурти и попутно исполняет Свое ненасытное желание изведать неповторимый вкус их любви. Мурти Господа отличается от Самого Господа только тем, что, принимая образ мурти, независимый Господь Сам делает Себя полностью зависимым от Своих преданных.Джаганнатх стал искать того, кто сможет привезти Его во Вриндаван и служить Ему там. Долго искать Ему не пришлось: на берегу Ямуны во Вриндаване Ему уже давно поклонялся вайшнав по имени Харидас. День и ночь он умолял Господа Вселенной даровать ему Свой даршан: Джаганнтаха Свами найана патха-гами, найана патха гами бхавату ме. Он плакал: «Я знаю, о мой Господь, что у меня нет глаз, чтобы увидеть Тебя, и потому я просто служу Тебе в надежде на то, что Ты когда-нибудь Сам захочешь увидеть меня и бросить на меня Свой милостивый взгляд». Чистый звук его молитвы не мог не достичь слуха Джаганнатха. Откликнувшись на его молитву, Джаганнатх предстал перед Харидасом. «Харидас, ты хотел видеть Меня! Смотри же!» Обливаясь слезами Харидас смотрел на Него, как голодный смотрит на краюху хлеба, смотрел и не мог насытиться Его красотой. Джаганнатх улыбался. Вдруг Харидас услышал Его голос: «Харидас! Я доволен твоей преданностью и хочу, чтобы ты служил Мне. В этом году в месяц ашадха Мое мурти в Пури поменяют на новое. Отправляйся в Пури, привези Мое старое мурти сюда и установи здесь, в этом месте».С этими словами образ Джаганнтаха исчез, а Харидас лишился чувств. Когда же он очнулся, то неведомая ему раньше радость заливала его сердце: «Господь хочет, чтобы я служил Ему!»В то время не было ни железных дорог, ни самолетов, а путь был немалый. Вместе с несколькими своими учениками Харидас отправился в долгий путь в Пури. С именем Джаганнатха на устах они продирались через джунгли и пересекали реки, и долгая дорога не показалась им тяжелой. Каждые 12 лет, когда вставной месяц Пурушоттама выпадает на месяц Ашадха, деревянное тело Господа Джаганнатхи меняют. Старое же тело, по обычаю сжигают во дворе храма, в месте, называемом Койли Вайкунтха. Придя в Пури, Харидас сразу же отправился к главному жрецу и потребовал, чтобы на этот раз мурти Джаганнтаха, Баладевы и Субхадры отдали ему. Панда только пожал плечами. «Я не могу тебе ничего дать. Это может разрешить только царь». Царь с почетом принял гостя и осведомился, чем он может ему служить, но когда услышал просьбу Харидаса, то очень смутился: «Махараджа, Джаганнатх приказал это тебе, мне же Он приказал следить за тем, чтобы ни одна из освященных временем традиций нашего храма не нарушалась. Как могу я нарушить традицию, которая соблюдается в нашем храме в течение тысяч лет? Если ты хочешь, чтобы я отдал тебе Его мурти, ты должен попросить Джаганнатха повторить Свой приказ мне».«Что ж, — подумал про себя Харидас, — коли тело мое не смогло исполнить волю Господа, мне нет смысла больше находиться этом теле. Я буду поститься вплоть до того самого дня, когда моего Господа понесут на костер. Пусть же в тот миг сгорит и мое никчемное тело». Он сел на берегу океана в окружении своих верных учеников, чтобы приготовиться к смерти. Он не хотел докучать Господу своими молитвами, ибо понимал, что здесь, в Пури, как нигде в другом месте, Господь Вселенной Сам знает всё, что творится в сердце Его преданных.В ту же ночь Джаганнатх пришел во сне к царю Пури. Он был в гневе. «Как ты посмел ослушаться воли Моего слуги? Его желания неотличны от Моих, ибо он не хочет ничего для себя. Из-за твоей глупости он постится на берегу океана. Найди его, извинись перед ним и отдай ему Мое мурти, чтобы он забрал его во Вриндаван». Царь проснулся в холодном поту от ужаса. Не дожидаясь рассвета, он отправился на поиски Харидаса и, найдя его, стал просить у него прощения.По приказу царя старые мурти Джаганнатхи, Субхадры и Баладевы были помещены на колесницу и под экскортом царской армии отправлены во Вриндаван. Это была самая длинная Ратха-ятра — несколько месяцев, не торопясь, Божества ехали по Бхарата-варше, принимая подношения деревенских жителей и одаривая их Своей милостью. Так Господь Дажганнатх вернулся во Вриндаван, чтобы больше никогда не покидать его. 

Похожие записи