О духовном возрождении


ПОКА НЕ ПРОИЗОЙДЕТ ДУХОВНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ, ЭТОТ МИР НЕ УЗНАЕТ МИРА

            Впервые за пятьдесят пять лет существования Организации Объединенных Наций в Нью-Йорк съехались духовные лидеры со всего света. «Мы пытались установить мир во всем мире, но потерпели крах, — говорил в свое время генеральный секретарь ООН Хамерскельд. — Пока не произойдет духовного возрождения, этот мир не узнает мира». 

          Традиционно ООН несет ответственность перед человечеством в определении путей разрешения политических конфликтов, экономических и экологических проблем, однако, впервые к разрешению этих проблем руководство ООН решило привлечь духовных лидеров.          Сам факт, что это событие произошло, может свидетельствовать о двух вещах: либо ситуация в мире действительно обострилась настолько, что лидеры хватаются за соломинку, которой увидели религию, либо нашей цивилизации предстоит пережить духовный ренессанс мирового масштаба. Впрочем, одно другому не мешает.
        Организаторы конференции вынесли на обсуждение четыре основных темы. Роль религии:
        — в преодолении политических конфликтов;
        — в примирении народов и наций, прощении прошлых обид;
        — в преодолении бедности;
        — в преодолении экологического кризиса.
        На конференции собрались представители различных духовных традиций: православные христиане, католики, мусульмане, буддисты, иудеи, зороастрийцы и другие. В составе делегации Международного Общества Сознания Кришны был Вайдьянатх прабху. Он делится с нами своими впечатлениями:

        Я бы сказал так: разные религии в разной степени готовы к диалогу. И на то есть достаточно глубокие причины, коренящиеся, в том числе и в теологических посылках различных религий. Это было достаточно ясно слышно по тону выступлений. Были выступления, хотя их было не очень много, но, тем не менее, они были, пронизанные духом собственной исключительности. Понятно, что такой подход не способствуют тенденции сближения, диалога, примирения. Однако, были и другие, в которых звучал призыв понять, что все мы члены одной большой семьи, и у всех нас один Бог. В первый день саммита один японский журналист спросил меня: «Что можно ожидать от этой встречи?», и я ответил: «Можно ожидать, что, разъехавшись, представители разных религий поймут лучше, что они возвращаются к одному и тому же Богу».
        В зависимости от теологии, разные религии в разной степени готовы к сотрудничеству. Я думаю, что урок, который вынесли представители всех религий, в том, что религий очень много и все они очень разные. На этом саммите можно было увидеть даже представителей индейских племен, которые выходили на сцену со своими перьями. Кстати, выступлением, которое мне запомнилось, пожалуй, больше всего, было выступление одного индейского лидера. Я почти плакал, слушая его. Оно было пронизано такой смиренной глубиной, что потрясло не только меня, но и весь зал.
        Делегация индуизма (более ста человек), была, пожалуй, самой представительной, поскольку везде можно было увидеть шафрановые одеяния индийских садху и свами. Они были также в числе основных выступающих на конференции. Среди выступлений представителей индийской делегации больше всего запомнилось два: одно — Дада Васвани, который произнес яркую трогательную речь о том, что, прежде всего, необходимо прекратить убийство животных. «ООН подписала хартию прав человека, — сказал Дада Васвани, — но теперь пора подписать хартию обязанностей человека и прав животных». Он глава одной из религиозных организаций в Пунье, очень известный человек, удивительный оратор. Вторая речь принадлежала Даянанде Сарасвати. Это — санньяси, представляющий ветви адвайта-веданты. Он как раз говорил по теме, которая была вынесена организаторами конференции в заголовок: необходимость простить друг друга, забыть прошлые обиды, чтобы установить мир. Его речь была построена таким образом: он сказал: «Кто я такой, чтобы прощать? Меня самого надо простить. Я сам молю о прощении. Не мне кого-то прощать, но, может быть, стоит обратиться к теологическим посылкам различных религий, взглянуть на них глубже и увидеть причины конфликта. Можно простить, или можно собраться вместе на саммите, но это, к сожалению, не гарантирует разрешения конфликта, поскольку причины его могут корениться в самой теологии той или иной религии, того или иного религиозного течения.
        Одна из рабочих групп была посвящена России, в частности Чечне. Выступал муфтий Кадыров, который сейчас возглавляет правительство Чечни, а также главный муфтий Ингушетии… Он сказал, что Общество Сознания Кришны внесло очень большой вклад в облегчение страданий людей, попавших в зону конфликта. После этого у нас состоялась очень интересная открытая беседа с Кадыровым. Он оказался по настоящему верующим человеком…
        Попадая в опасность, люди, как правило, забывают, что их разделяет, и вспоминают о том, что их объединяет. Различия выступают на первый план только тогда, когда люди начинают что-то делить. Чтобы поделить что-то нужно руководствоваться определенными принципами. В частности: «свой» — «чужой». По-настоящему религиозный человек не делит людей на «своих» и «чужих». Он старается видеть всех единой семьей. Люди верующие очень хорошо это понимают, они понимают, что религия нужна для того, чтобы сердце человека очистилось. Ссоры, конфликты, неприятности возникают тогда, когда религию пытаются использовать в политических целях. Сама по себе религия призывает людей к объединению, к тому, чтобы обнаружить общее единое духовное начало. Духовная природа едина, но, к сожалению, иногда религиозная принадлежность, когда она переносится на тело, становится одним из признаков, по которым людей разделяют. В этом смысле я настроен оптимистично: если произойдет какая-нибудь беда, а мы видели это в Чечне, когда рука об руку работали и кришнаиты, и христиане, и мусульмане, никто не вспомнит о разногласиях.
        Всего было много: впечатлений, ощущений… Чувство от самого саммита достаточно смешанное. Было видно, до какой степени люди порой разобщены, говорят на разных языках в прямом и переносном смысле этого слова, до какой степени им трудно понять друг друга. В целом для меня это было хорошим уроком: смотреть и наблюдать за происходящим немножечко со стороны, видеть, как люди по-разному обращаются к Богу. Некоторые выступления на меня произвели очень сильное впечатление и запомнились. Было много скучных выступлений, прочитанных по бумажке… Пожалуй, для меня лично важнее была неделя, которая оставалась у нас после завершения саммита, когда мы смогли посетить некоторые храмы Америки, посмотреть, как идет там жизнь. Главное мое впечатление, которое я вынес оттуда, то, что сознание Кришны живет, не смотря на все трудности и проблемы, и во многих местах развивается очень успешно.
        Необходимость диалога, безусловно, есть. Как этот диалог должен быть построен — это другое дело, потому что на собраниях такого ранга и такого размаха уровень диалога несколько поверхностный. Смысл в диалоге есть, когда этот диалог достигает определенной глубины и в какие-то моменты эта глубина, может быть, достигалась при личном общении или при слушании какой-то особенно прочувственной речи. Тогда наступал момент истины. Как я уже упомянул этого лидера краснокожих индейцев, который потрясающе говорил. Он не говорил о религии как таковой, но его речь была очень поэтичной. Он говорил о том, что сотни и тысячи лет наши предки жили в мире с природой, в гармонии с миром, а мы за несколько десятилетий разрушили этот мир и при этом в невежестве своем не понимаем, что натворили. И он привел такой пример: льды на северном полюсе, которые не таяли веками начали таять, на северном полюсе появилось озеро, на северном поясе появился ручей… Реки становятся полноводнее. И когда он сказал это, меня охватила дрожь. В этот момент, когда мы с вами здесь сидим и говорим, льды тают!» Нельзя сказать, что попытка диалога была безуспешной. Как, например, я для себя открыл иудаизм в новом свете. Я был в Израиле и видел все как бы со стороны. Я привык смотреть на это проявление религиозности как-бы со стороны. Но на этом саммите, как это не странно, пожалуй, самое яркое впечатление на меня произвели раввины. Они выступали удивительно емко, удивительно образно, удивительно остроумно. С огромной долей здравого смысла…
        Один выступающих, главный раввин Израиля, интересно интерпретировал библейский эпизод о сне, который увидел пророк Исайя. В этом сне пророк Исайя видит картину не то прошлого, не то будущего, картину идиллии, когда тигр спит в обнимку с ягненком, змеи ласково обвивают ноги ребенка и нет вражды. В действительности, ничего удивительного в этой картине нет. Если подумать, то такая ситуация уже была в мире. И была она не так уж давно, всего лишь во время всемирного потопа, когда все эти твари собрались на ковчеге Ноя. Они осознавали, что находятся на одном ковчеге и потому жили в мире, понимая, что если нарушат этот мир, то все окажутся в бушующих водах вселенского потопа».
        Первый день саммита был днем молитв. Каждый по очереди выходил на сцену и обращался к Богу со своей молитвой, на своем языке. Я смотрел на все это и удивлялся тому, что, в сущности, каждый обращался к одному и тому же. Все люди ищут одного и того же Бога. Случайный человек, оказавшийся свидетелем такого многообразия форм и видов молитв, мог бы разувериться в Боге, потому что сложно представить, как нечто единое может проявляться столь многообразно. С другой стороны, меня вдруг осенило, что при этом все религии не зависимо от своей теологии, от происхождения признают одно — то, что Бога можно позвать. Ему можно крикнуть, и так обратить на себя Его внимание с помощью голоса. Все, кем бы мы ни были буддистами или мусульманами, индейцами или африканцами, издаем какие-то звуки. Можно вспомнить о первой строке Евангелия от Иоанна: «В начале было слово, и слово было у Бога, и слово было Богом». Это говорит о неотъемлемости имени Бога от самого Бога — Бога слова, Бога звука, Бога личности. И, в конце концов, каждая религия это поиск того самого звука, который услышит Бог, той самой вибрации, которая могла бы проникнуть в сердце человека, разбудить это сердце и заставить это сердце обратиться к Богу.

    Газета «На пути к Кришне», октябрь №3 (10) 2000 г.

 

Похожие записи