РАДХАРАМАН ГХОШ


9 января

РАДХАРАМАН ГХОШ

(по О.Б.Л. Капуру)

«Милость — как вода. Она течет только вниз, проливаясь на смиренных и кротких».

Махараджа Вирачандра Бахадур, царь Шрипура, был великим преданным Господа Чайтаньи. Молодой бенгалец из Дакки, Радхарамана Гхош, служил его личным секретарем. Гхош был человеком железной воли и огромного интеллекта. Разумеется, он очень гордился этим. Религиозные чувства своего господина он считал предрассудком и с трудом скрывал презрение к навещавшим его вайшнавам: их навязчивое смирение в его глазах было не добродетелью, а признаком убожества.
Во Вриндаване у Махараджи был свой дом, и он со свитой часто наведывался туда, проводя там по-многу дней к ряду. Однажды Махараджа сидел в своей комнате на первом этаже, неторопливо беседуя с вайшнавами, а на веранде слуги развешивали его вещи.
Вдруг он услышал громкие крики. Выглянув на шум, Махараджа понял, что какая-то обезьяна забежала на веранду и схватила самое ценное: тончайшей работы кашмирскую шаль. Сейчас обезьяна сидела высоко на дереве и равнодушно взирала на суматоху, причиной которой явилась. Под деревом прыгали слуги Махараджи Вирачандры. Они что-то кричали и размахивали кулаками. Обезьяна оставалась невозмутимой. Тогда слуги во главе с Радхараманом стали кидать в нее фрукты и хлеб, надеясь выменять на них шаль, но обезьяна даже не удостоила их взглядом. Все их попытки соблазнить ее были тщетными. С явным наслаждением она впилась в шаль зубами и стала рвать ее на мелкие клочки.
Махараджа Вирачандра стоял на веранде и молча следил за происходящим. В какой-то момент Радхараман Гхош, заметил, что по его щекам катятся слезы.
В тот момент у Радхарамана не хватило духу спросить у Махараджи, почему он плачет. (Не из-за шали же.) Но вечером, когда они остались наедине, он набрался смелости: «Ваше высочество, простите нас, пожалуйста, за то что из-за нашей небрежности вы потеряли драгоценную шаль. Меня немного удивило, что вы ничего нам не сказали. Более того, я заметил, что вид обезьяны, рвущей шаль, пробудил в вашем сердце какие-то благородные чувства. Не могли бы вы поделиться со мной тем, что происходило в вашем сердце?»
Махараджа улыбнулся: «Неужели ты не понял, что шаль мою порвала не обезьяна. Великий мудрец принял образ обезьяны, чтобы преподать мне урок смирения. Он напомнил мне о том, что во Вриндаван нельзя приезжать царем со свитою и слугами. Во Вриндаване нет другого царя, кроме Кришны. Чтобы получить благо от пребывания во Вриндаване, нужно стать нищим, отказавшись от титулов, богатства, почестей и славы. Сюда можно приезжать только с одним желанием, желанием бхаджана, и с одной мыслью — мыслью о Кришне. Я плакал от благодарности, которая в тот миг переполнила мое сердце».
«Радхараман, — продолжал Махараджа, — быть настоящим вайшнавом очень трудно. Суть служения Господу — смирение. Махапрабху пришел, чтобы научить нас, как получить милость Господа. Его смирению не было конца. Милость — как вода. Она течет только вниз, проливаясь на смиренных и кротких. Люди, восседающие на вершине каменной горы своей гордыни, никогда не получат милости Бога. Я — царь, и гордыня моя непомерна. Иногда я думаю: есть ли у меня надежда на то, что Господь хоть когда-нибудь прольет на меня Свою милость?» Пока Махараджа Вирачандра говорил это, слезы опять покатились у него из глаз.
Многие до этого пытались доказать Радхараману, что смирение — великая добродетель, но никому не удавалось переубедить его. Спорить с ним было трудно. Однако сейчас на его сердце сошла удивительная тишина, и в этой тишине он отчетливо расслышал слова: «Милость — как вода. Она течет только вниз, проливаясь на смиренных и кротких».

Похожие записи