ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ ШРИ ШРИ ДАМОДАРАШТАКИ


23 января

ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ ШРИ ШРИ ДАМОДАРАШТАКИ

Осень. Картика. Красное солнце
медленно опускается в заросли
на дальнем берегу Ямуны,
любуясь своим отражением в ее черных водах.

(Что проносится мимо, мгновения или годы?)
Теплые, сладкие сумерки пахнут вриндаванской пылью и коровьим навозом.
На сердце слезы.

Откуда-то из глубины сумерек, то ли сумерек Вриндавана, то ли сумерек
сердца, рождается медленная мелодия. Постепенно она становится
громче, чем крики павлинов, прощающихся с уходящим днем.
(Они тоже плачут. Интересно, о чем?)

То ли желтая луна восходит на небе, то ли кто-то зажег лампадку.
Грустно, тепло и сладко.
Лампадка сначала мерцает, но потом разгорается все ярче и ярче.
То ли в сердце твоем, то ли в соседнем храме, где в колокол бьют.

Мелодия набирает силу. Откуда она? Где поют?
Может, это поет Кадамба у Калия-гхата? Ветер гудит в его дуплах и
ветки скрипят в такт с дадра-талом: дха-дин-на, дха-тин-на,
дха-дин-на… Или это сама Ямуна подыгрывает себе на караталах?
Са-га, са-га, ма-а-па-ма-га, са-га, са-га, ма-а…

Вриндаван поет. В каждом храме — колокола. В каждой руке — караталы.
В каждом сердце — мриданги. В каждом голосе — слезы.
В каждом дворе — лампады.
Много ли человеку надо?

* * *

Лишь Ему я молюсь. Перед Ним я склоняюсь в покорно. Нет Бога иного, чем юный Вриндавана Бог. Весь мир перед Ним то юлит, то трепещет, весь мир то хулит Его, то прославляет слащаво, то служит Ему раболепно, то хочет забыть навсегда.
Он юный, как вечность, и вечный, как юность. И имя Ему — Дамодара…

1.

Ты — Образ вечности бытия, вечно сознающий Свою вечность и вечно наслаждающийся ею.
Я склоняюсь перед Тобою, но не потому, что боюсь Тебя, и не потому, что надеюсь на награду, а потому, что люблю. Вернее, хочу полюбить. Я знаю — Ты Бог, и только Тебя стоит славить. Никто другой не достоин хвалы. Я знаю — Ты Бог. Поэтому позволь мне молиться Тебе. Дай мне силы, пошли мне слова, очисти мне сердце. Я знаю — Ты мой повелитель, а я — Твой слуга, и оттого на душе у меня легко.
Серьги Твои раскачиваются и играют у Тебя на щеках, потому что Ты не стоишь на месте. Люди и боги молятся Тебе, но Тебе скучно слушать их молитвы. Люди поют «Алиллуя, Алиллуя», бьют в колокола, кричат «Аллах Акбар» с минаретов, бормочут мантры и гудят в раковины, но Тебе скучно, потому что Ты знаешь: им нет до Тебя никакого дела. Им нужен не Ты Сам, а Твои богатства.
Поэтому Ты тайком убегаешь от них, от их надоедливых молитв и славословий, чтобы остаться наедине со Своими друзьями, чтобы спрятаться от них в объятиях Яшоды или важно нести на голове сандалии почтенного Нанды. Ты играешь с телятами, которые любят Тебя больше, чем все епископы и митрополиты вместе взятые, или дразнишь степенных пастушек, которые не чают в Тебе души, и серьги играют на Твоих щеках, потому что им тоже нравится играть с Тобою.
Почему так прекрасны Твои серьги? Я понял: потому что они отражают Твой свет.
Любой, кто хоть чуть-чуть приближается к Тебе, начинает светиться Твоим светом. Нимбы над головами святых и пророков светятся светом, идущим от Тебя. Отблеск Твоей красоты и Твоего света лежит на их чистых лицах. Издалека, как в телескоп, они робко взирают на Тебя в надежде поймать лучик Твоего света. Но даже этого света довольно, чтобы рассеять тьму, затопившую мир! Насколько же святее всех пророков и святых эти серьги, которым выпала удача целовать Твои щеки!?
Гордое солнце тоже светит Твоим светом. Но нам не нужно солнца, потому что у нас есть Ты. Как луна блекнет и от стыда теряется где-то на небесах, когда восходит солнце, так и солнце поблекло и устыдилось себя, когда над Гокулой, страною счастливых коров, взошел Ты, маленький мальчик, который напрасно пытается убежать от любви Своих пастухов.
Все и вся отражает Твой свет, но Сам Ты светишься светом, который исходит от тех, кто любит Тебя. Поэтому здесь, в Гокуле, Ты сияшь ярче, чем в небесном царстве. Ты — как синий сапфир, оправленный в золото нашей любви.
Чтобы испытать любовь Яшоды, Ты пробуешь убежать от нее. Убежать от погруженных в самадхи йогов, тщетно ищущих Тебя в глубинах сердца, совсем нетрудно. Ты ловко обходишь все сети и ловушки, которые пытаются расставить Тебе мудрецы-философы и знатоки Вед. Но ее любовь всюду — от нее никуда не убежишь.
Ты смеешься над аскетами и мудрецами, над жрецами и над купцами. Но, когда Яшода берет хворостину в руки, Тебе не до смеха. Ты Сам пасешь тех, кто хочет служить Тебе. Для них у Тебя припасен кнут Вед. Всем остальным приходится иметь дело со скипетром Ямараджи, который трепещет при одном упоминании Твоего имени. Но, когда пастушка Яшода берет хворостину в руки, Ты в страхе пускаешься от нее наутек, ибо крупица ее любви сильнее всех законов этого мира.
Ты бежишь от нее, а она — за Тобой. Ей бежать тяжело, потому что груди ее переполняет молоко любви. Но, хотя Ты можешь бежать с скоростью света, а то и быстрее, Ты знаешь, что в конце концов Она все равно поймает Тебя. Косы ее распустились, и цветы, вплетенные в них, от испуга падают на землю. Они целуют следы ее стоп, восхищаясь ее отвагой. Но она не видит ничего, она забыла обо всем. Она просто бежит за Тобой с хворостиной в руке и смеется…

2

Ты плачешь от испуга. В круглых глазах Твоих застыл страх. (Пусть этот страх станет моей единственной защитой). Ты всхлипываешь и трешь глаза обеими руками. «Неужели ты не видишь, как Я боюсь тебя? Неужели тебе Меня не жалко? Ма, прости Меня, Я больше не буду».
Из глаз Твоих градом катятся жемчужные слезы, размывая черную краску. Что может быть прекрасней, чем первый дождь после летнего зноя, когда всемогущее небо, услышав людские молитвы, проливает на землю слезы жалости? Но Твои слезы прекраснее. Потому что заплакать Тебя заставили не жалобные молитвы, а чистая любовь.
Зной желаний так иссушил мое сердце, что оно не может даже молиться. Но одна Твоя слезинка способна оросить все пустыни мира и превратить в оазисы пересохшие сердца. Сколько людей будет молиться Твоим слезам! Как сильно нужно любить Тебя, чтобы Ты забыл, что Ты — Бог! Какой должна быть эта любовь, чтобы Дарующий бесстрашие испугался!
Ты всхлипываешь. Грудь Твоя вздымается, а вместе с ней ожерелье из жемчуга. Твоя шея с тремя ясными линиями похожа на морскую раковину, впитавшую в себя всю синеву моря. Пусть эта весть разнесется повсюду: «Люди, Кришна зовется теперь Дамодарой! Бог позволил связать Себя крепкой веревкой любви!»

Похожие записи