О РАЗНЫХ ЯЗЫКАХ


31 января

О РАЗНЫХ ЯЗЫКАХ
(по комментарию Шрилы Прабхупады к стихам 2.54-55  «Бхагавад-гиты как она есть»)

Арджуна спрашивает Кришну: стхита праджн~асйа ка_ бха_ша_? — «На каком языке говорит освобожденная душа?»

На каком языке говорят обычные люди? На языке желаний. Это кама-бхаша, язык вожделения. Его понимают все. Он может состоять из многих тысяч красивых слов, наряжающих вожделение в изысканные наряды и маскирующих его под любовь, а может состоять из двадцати слов, оторыми исчерпывается словарь какой-нибудь людоедки, — их больше чем достаточно, чтобы изъяснить ее нехитрое вожделение. Некоторые в описании своего вожделения достигли удивительных поэтических вершин, о большая часть людей научилась обходиться десятком нецензурных выражений, которые вполне адекватно описывают содержимое их сознания: вожделение остается вожделением, в какие бы наряды оно ни рядилось. И там и там оно смердит, но «культурные» люди спрыскивают его одеколоном красноречия. Санскритское слово бха_ша_, язык, происходит от глагольного корня ха_, что значит «светиться, излучать сияние», а также «проявлять себя, показывать». Язык, на котором мы говорим, с головой выдает нас, как бы мы ни пытались спрятаться за него.

В Бихаре некогда жил раджа Сингх Бахадур. В своей столице, Анандапури, он построил большой ашрам (монастырь) для санньяси и адху. Жизнь обитателей монастыря извне подчас бывает трудно понять. Материалистичным людям она кажется беззаботной и бессмысленной. То и ело министры и чиновники жаловались царю на порядки в ашраме: «Санньяси и брахмачари там только и делают, что едят сладости. Каждое воскресенье устраивают пышные пиры, объедаются на них, а потом всю неделю отлеживаются или просто спят». В конце концов царь решил проверить, как обстоят дела в ашраме. Царь обязан защищать дхарму и следить за тем, чтобы религия не утратила чистоту. Сингх Бахадур вызвал к себе настоятеля ашрама (маханта) и пересказал ему жалобы своих министров и чиновников. «Пожалуйста, приходи в ашрам сам. Завтра рано утром мы проверим, правы они или нет. Только приходи тогда, когда все еще спят. Я сам приду за тобой в три часа ночи»,- ответил махант. а следующее утро махант появился во дворце в три часа. Он разбудил аря и попросил его захватить с собой слугу. Слуга должен был нести ршок с водой. Сначала они отправились в дома министров. Махант попросил слугу брызгать водой в лицо спящим министрам, а сам он вместе с раджой стал наблюдать со стороны. «Проклятие!», «Кто посмел…», «Что за дурень?» — таковы были самые мягкие выражения, которыми министры осыпали бедного слугу. «А теперь пойдем в твои конюшни», — сказал махант. Проделав то же самое с царскими конюхами, царь и махант услышали потоки замысловатой, многоэтажной брани. «А теперь посмотрим, что скажут санньяси и брахмачари в нашем ашраме», — предложил махант. Санньяси и брахмачари, спавшие на полу, тоже вскакивали, протирая глаза, но с уст у них слетало только имя Бога: «Хари бол!», «Рама!», «Кришна, Кришна!»

«Ты заметил разницу, о раджа?»- спросил махант.

Наш ум с наслаждением роется в отбросах этого мира, порождая в нас теплое чувство принадлежности к нему. Скорбь, иллюзии, болезни, привязанности, жадность и враждебность составляют лексикон нашего ума. Поэтому Арджуна спрашивает: «На каком языке говорит освобожденная душа?» Шрила Прабхупада отвечает: «Отличительным признаком человека, сознающего Кришну, является то, что он говорит только о Кришне и о том, что связано с Кришной».

Похожие записи