ШРАДДХА И ШРАДДХА-АБХАСА


10 февраля

* * *

Проявлять невнимательность во время чтения джапы — это все равно пригласить к себе в гости очень важного человека, а когда он пришел к нам, просто игнорировать его и не обращать на него никакого внимания. Йе йатха мам прападйанте: как относится ко мне человек, так и Я отношусь к нему. Вполне естественно, что Святое имя тоже будет игнорировать нас.

ШРАДДХА И ШРАДДХА-АБХАСА

На сердце у человека, отвернувшегося от Бога, так же пусто и тоскливо, как в Айодхье, покинутой Господом Рамачандрой. Повторяя Святое Имя, мы просим Его вернуться. Но Он не торопится сделать это. Он хорошо помнит условия Своей ссылки. Долгие четырнадцать лет Он должен провести в изгнании в лесу, оставив Айодхью без царя и повелителя. Долгие четырнадцать лет Айодхья должна слезами замаливать свой грех перед Ним.

* * *

Добравшись к вечеру до берега священной Ганги, Рамачандра велел Своему колесничему Сумантре распрячь лошадей. Рама, Джанаки и Лакшман, сошли с колесницы и опустились на мягкую траву под деревом. Их долгая ссылка только-только начиналась.
Услышав о том, что Сам повелитель Айодхьи находится в пределах его царства, Гухака, вождь племени охотников, на радостях прибежал к Ганге вместе со своими многочисленными родными и соплеменниками. Они несли плоды и коренья, их лица светились улыбками, а глаза сияли. «О Рама, все мои владения принадлежат Тебе. Мы — Твои покорные слуги. Скажи мне, что я могу для Тебя сделать? Я так долго ждал Тебя, повторяя Твое имя. Наконец Ты откликнулся на мой зов. В нашем селении для Тебя и Джанаки приготовлены мягкие постели, изысканные явства и новые одежды». Рамачандра обнял охотника и слегка улыбнулся в ответ.
— Прости, но мы в ссылке. Нам надлежит жить как отшельникам, так что на этот раз Я не смогу воспользоваться твоим гостеприимством. Я должен питаться только тем, что Сам соберу в лесу. Мы будем спать на земле и носить одежду из коры деревьев. Если ты так хочешь, покорми наших лошадей. Это лучшие лошади Моего отца, им не пристало голодать вместе с нами. А ты, Лакшман, пока принеси ключевой воды. Пришло время вечерней молитвы.
— А мне что делать? Ведь я принес все это для Тебя?, — бормотал растерянный Гухака, но Рама уже не слышал его. Он шептал молитву. Лакшман принес чистой воды из ручья. Рама и Джанаки попили ее и улеглись спать тут же под баньяном, на голую землю. А Лакшман, омыв Их стопы, пристроился рядом, чтобы всю ночь охранять Их сон. Со слезами на глазах Гухака обратился к Лакшаману: «Мой повелитель, мягкие постели приготовлены для вас в моем селении. Ведь ты же не в ссылке. Ты можешь себе позволить хоть одну ночь поспать на мягком. А я тем временем буду сторожить Раму и Ситу. Здесь мне все знакомо. Я привык проводить бессонные ночи в лесу».
— О нишада, я знаю, что на тебя можно положиться, но как же я могу спать, когда спит мой Господин?
Настало утро. Отправив рыдающего Сумантру обратно в Айодхью, Рамачандра с Ситой и Лакшманом собрался переправляться на другой берег Ганги. Гухака приготовил им лодку и, предчувствуя неминуемую разлуку, в отчаяньи снова спросил: «Может быть, я все же что-то могу для вас сделать?» — Мы отшельники. Нам ничего не нужно. А впрочем, если хочешь, можешь принести смолу баньянового дерева. Нам нужно спутать волосы, ибо отныне мы больше не должны расчесывать их.
(Плакал ли он, когда смотрел, как Рамачандра и Сита спутывают Свои дивные волосы и укладывают их кольцами вокруг головы? Дрожала ли его рука, когда он протягивал им смолу баньянового дерева? Вспомнил ли он тогда о цирюльнике, который обреет голову Господа на берегу Ганги, в Катве?)

* * *

Господь пришел к нишаде, потому что у него была сильная вера и простое сердце. Господь не принял от него служения, потому что вера его не была абсолютной.
Чтобы служить Абсолютной Истине, Верховной Личности Бога, нужно обладать абсолютной верой. Без абсолютной веры не может быть и речи об абсолютном служении в Царстве абсолютной преданности. Такая вера — привилегия редких душ, выплакавших все свои грехи. Абсолютный Господь не нуждается в относительном служении, ибо рядом с ним всегда верный Лакшман и целомудренная Сита. Рядом с Ним всегда те, чье чистое сердце переполняет чистая любовь.
Нама-абхас, тень Святого Имени, появляется на устах того, чья вера — еще не вера, но тень веры. Тень Святого Имени может дать нам все, что относится к царству теней — материальному миру. Но тень святого Имени не может дать чистой любви, ибо духовная любовь есть абсолютная реальность, и обрести эту абсолютную реальность можно только ценой абсолютной веры.

* * *

Нишада Гухака долго плакал, глядя вслед Господу. Господь уходил в долгую ссылку, оставляя его править племенем охотников. В это время в ушах у него звучало проклятие отца.
Некогда царь небольшого царства пришел в лес к отшельнику-риши, чтобы спросить, как загладить грех брахма-хатьи, убийства брахмана. Риши в это время отлучился по делам, оставив за себя сына, который в его отсутствие следил за жертвенным огнем. Сын внимательно выслушал опечаленного царя и посоветовал ему три раза произнести имя «Рама». «Святое Имя освобождает от всех грехов». Царь воспрянул духом и тотчас сделал то, что ему сказали. В это время риши вернулся и увидел сияющего царя, выходившего из его хижины. На радостях царь рассказал ему о том, что привело его к мудрецу и о совете, который он получил. К его немалому удивлению, риши разгневался. Он вызвал своего юного сына и голосом, от которого бросало в дрожь, сказал: «Теперь я точно знаю, что ты не веришь в Бога. И потому я больше не хочу видеть тебя. Святое Имя неотлично от Самого Бога и может уничтожить бесконечное количество грехов, совершенных за мириады жизней. Для этого достаточно произнести его всего один раз. Ты же сказал, что для искупления греха убийства брахмана нужно произнести Святое имя три раза. Это значит, что у тебя нет полной веры в Святое Имя. За это я проклинаю тебя. Отныне ты станешь Гухакой, вождем охотников, и лишишься своей касты, которой ты все равно недостоин».
Сколько покаянных слез пролил нишада Гухака, чтобы Господь в конце концов Сам пришел к нему? Пришел, чтобы сказать: «Мы изгнанники и не Нам принимать служение от тебя». Сколько покаянных слез должны были пролить мы, прежде чем получили Святое имя, неотличное от Самого Бога? Но, даже получив его, мы не имеем той абсолютной веры, которая может дать нам шуддха-наму. Господь, в образе Своего имени приходит к нам, мы пытаемся неуклюже служить Ему, но Он только грустно улыбается и говорит: «Мы изгнанники, и нам не пристало приним ать служение от тебя. Сначала нам нужно вернуться из ссылки».

* * *

На сердце у человека, утратившего веру в Бога, так же пусто и тоскливо, как в Айодхье.

Похожие записи