ЕЩЕ РАЗ О БЕССИЛИИ ЛОГИКИ И ВСЕСИЛИИ ЛЮБВИ


28 июля

ЕЩЕ РАЗ О БЕССИЛИИ ЛОГИКИ И ВСЕСИЛИИ ЛЮБВИ

satyam srnomi sakhi nitya-nava-priyo ‘asau
gopas tathapi hrdayam madano dunoti
yuktya kathancana samam gamite ‘pi tasmin
mam tasya kala-murali kavali-karoti

(Падьявали, 234)

«Ты права, подруга моя, я не раз слышала о ветренности Кришны, я знаю, что Он вечно ищет Себе новых возлюбленных. Но сердце мое все равно трепещет от любви к Нему. Я было успокоила свое сердце, приведя множество доводов, с помощью логики я сумела изгнать из него любовь, но в тот же миг сладкий звук флейты Кришны коснулся моего слуха и проглотил всю меня».

 


ЦЕЛЬ ФИЛОСОФИИ — УВИДЕТЬ БОГА
(Из предисловия к книге «Философия и религия Шри Чайтаньи»)

Индийская философия вообще и философия Шри Чайтаньи в частности теологичны по самой своей природе. Строго говоря, термин «философия», или в исконно русском варианте «любомудрие», подразумевает рассуждения, опирающиеся только на заложенные в человеческом рассудке способности к познанию самого себя и окружающего мира. Такой подход привел к возникновению бесконечного множества разноголосых философских систем Запада, которые подчас не имеют между собой никаких точек соприкосновения. Философская какофония Запада находится в разительном контрасте с философской мыслью Индии, которая изначально имела под собой единую основу — Богооткровенные священные тексты Вед. Авторитет этих писаний был непререкаем для представителей всех философских школ. То, что все великие философы Индии принимали единый авторитет, авторитет ведических священных текстов, позволяло им говорить между собой на одном языке. И хотя каждая школа давала свои толкования священных текстов, все их философии имеют общую точку отсчета и расположены, так сказать, в одной системе координат. Наиболее заметным исключением из этого правила является буддизм, возникший на волне отвержения богооткровенной природы священных Ведических текстов. Но, как показала история, буддизм, хотя и возникший на индийской почве, на ней не очень-то прижился и в немалой степени именно потому, что его последователи отвергали авторитет Вед.
Откровение, записанное в священных текстах Вед, согласно самим же Ведам, является аксиоматическим, или самоочевидным (сватах-сиддха-джняна). Иначе говоря, это знание изначально заложено в природе души, но в силу экстравертированности души, находящейся в материальном мире, ее обращенности во вне, оно в данный момент забыто ею. Процесс познания мудрости Вед, таким образом, сводится не столько к накоплению информации, сколько к припоминанию, или внутреннему самораскрытию абсолютного духовного знания. Все это отличает знание Вед от относительного по самой своей природе эмпирического знания (индрия-паратанра-джняны, знания, обретенного в результате чувственного опыта), на котором основана вся философия Запада. Итак, душа в чистом состоянии исполнена знания, которое вечно и неуничтожимо, так же как вечна по своей природе сама душа. Это изначальное аксиоматическое знание называется Ведой или Амнаей, и только оно открывает душе доступ к познанию Абсолютной Истины, или Бога, непостижимого эмпирическими методами. (Интересно, что санскритское слово Веда происходит от глагольного корня «vid», который означает в том числе и «видеть», «лицезреть». От того же корня происходит и русское слово «видеть». Имеется в виду, что в конце концов, когда наше сердце достаточно очистится, мы сможем УВИДЕТЬ Истину (стать таттва-дарши), а не довольствоваться умозрительными представлениями о ней.
Соответственно, практически все философские школы Индии являются школами толкования священных текстов Вед. И каждая из них должна сформулировать гармонизующую идею (саманвая), которая позволила бы связно и последовательно, на уровне логики объяснить гигантский корпус священных писаний, составляющий Божественное Откровение (шабда-брахман — словесное выражение Духа). Это делает всю философию Индии изначально теологичной. Индийская философия — это от начала и до конца наука о Боге или Духе, основанная не на человеческом разуме, но на Богооткровении. Следует заметить, что греческое слово theos, означающее «божественность», буквально значит «то, что просвечивает сквозь» или «открывает себя»).
Резонно спросить, зачем тогда вообще нужна философия, если Абсолютная Истина уже открыла Самое Себя в слове и постичь Ее тоже можно только в процессе Откровения, а не штудирования? Ответ на этот вопрос очевиден: философия нужна для того, чтобы перевести Откровение на язык категорий, доступных человеческому рассудку. Логическое объяснение Откровения дает возможность человеку постичь Божественное Откровение на уровне ума (в который в данный момент погружено сознание души) и тем самым помогает ему сосредоточиться на вечном и абсолютном знании и постепенно вытеснить из своего ума знания относительные. Помимо этого, таким образом Откровение подвергается испытанию огнем логики и рассудка, и в процессе этого испытания человек закаляет свою веру (которая и есть инструмент постижения Истины). Без такого испытания вера в Божественное Откровение превращается в догматизм, мешающий саомраскрытия шабда-брахмана в сердце человека.
Таким образом, Веда уже присутствует внутри нас, и, чтобы помочь забывчивым обусловленным душам вспомнить вечные духовные истины, она воплощается в виде записанных книг, которые надлежит слушать, учить наизусть и помнить. Душа, находящаяся в материальном мире, уже обладает этим знанием, но оно находится в ее сердце в виде семени. Изучение священных книг и философское их осмысление помогает этому семени прорасти в нашем сердце и принести плод — вернуть дущу в ее изначальное естественное состояние предстояния перед Богом. И в этом смысле богооткровенное знание Вед (сватах-сиддха-джняна) неотлично от бхакти, любви к Богу, ибо и то, и другое — всего лишь различные термины для обозначения одного состояния сознания души, состояния, в котором душа лицезреет Бога.

Похожие записи