Сладкое бремя любви


      Один из учеников Шрилы Прабхупады приехал к нему во Вриндаван и во время личного даршана гордо заявил, что знает все семьсот стихов Бхагавад-гиты наизусть. Шрила Прабхупада не выказал особого восторга: «Хорошо, хорошо». Это звучало скорее как желание отделаться, чем подлинная похвала. Юноша явно рассчитывал на большее и потому повторил: «Я думаю, что я единственный из ваших учеников, кто знает всю Гиту наизусть». Опять Шрила Прабхупада пробормотал в ответ что-то вежливо-равнодушное. Не сумев произвести ожидаемое впечатление, ученик понуро вышел, чувствуя себя уязвленным. Но как только за ним закрылась дверь, Шрила Прабхупада обратился к присутствовавшим при этой сцене руководителям храма Кришны-Баларамы и сказал: «Позаботьтесь о том, чтобы он тут ни минуты не бездельничал».

 

Несколько дней спустя Шрила Прабхупада выходил рано утром из храма. Все его ученики в это время подметали дорожки вокруг храма, сбрызгивали их водой, убирали мусор, но один из них, Вишал, стоял и ждал выхода самого Прабхупады. Стоило Прабхупаде появиться из ворот, как он театрально сложил у груди руки и стал декламировать заранее аготовленный стих из Первой песни Шримад-Бхагаватам:

{mostip}tvam nah sandarsito dhatra
dustaram nistitirsatam
kalim sattva-haram pumsam
karna-dhara ivarnavam{/mostip}

«Ваша милость, мы уверены, что встретились с вами по воле Провидения, чтобы мы могли принять вас капитаном корабля…» Он не успел договорить. Шрила Прабхупада резко перебил его. Указывая тросточкой на грязную лужицу у его ног, он спросил с нескрываемой издевкой: «А эта лужа возникла здесь тоже по воле Провидения?» Вишал растерялся, пафос слетел с него, как в мае пух с одуванчика. «Нет, Шрила Прабхупада, — с трудом выдавил он из себя, — это моя вина. Провидение тут ни при чем».

Гуру ценит то же самое, что ценит Кришна. Духовному учителю не нужны пустословные восхваления или зазубренные наизусть стихи. В мечтах своих мы думаем, что доставляем ему удовольствие, но он видит нас насквозь: наше наивное бахвальство только ранит его своей заведомой никчемностью. Духовный учитель ждет, когда же мы возьмем на себя хоть какую-то ответственность, сами взвалим на себя тяжелое бремя, взвалим, чтобы в конце концов почувствовать его сладость. 

 

Похожие записи