Паджака-кшетра, 16 декабря 2010


 

 

 

Вчера мы посетили Паджака-кшетру — место явления Мадхвачарьи.
В облике ачарьи Мадхвы пришел великий, могущественный полубог Ваю. Его миссия была в том, чтобы разгромить майаваду.

Само его рождение было удивительным. Родители Мадхвачарьи, благочестивый брахман Мадхья Геха Бхатта и его жена Ведавати, хотели, чтобы ни невежество, ни страсть не косну-лись их сына. Поэтому в течение 12 лет они постились и пили одно лишь молоко. После того, как их тела были полностью очищены, они совершили обряд гарбходхана-самскары и зачали ребенка.

По ведической традиции с ребенком после его рождения должны быть совершены 10 самскар. Буквально самскары означают «впечатления». Их предназначение в том же, что и у любого религиозного обряда — оставить определенный отпечаток на сознании человека.

Одной из самскар является обычай нести ребенка после рождения в храм, чтобы первое, что он увидел в этом мире, кроме своих родителей, был образ Господа. Родители Мадхвачарьи жили недалеко от Удупи. Этот город впоследствии станет штаб-квартирой проповеди Мадхвачарьи. В нем был великолепный храм Анантешвары. Именно в него и понесли родители новорожденного.

Их путь пролегал через джунгли. Они благополучно прошли их, совершили церемонию в храме, но когда возвращались назад, одним из спутников, который шел вместе с ними, овладел брахма-ракшас. Тогда Мадхья Геха Бхатта стал читать мантры, чтобы изгнать его. Но брахма-ракшас через этого человека только смеялся. Наконец, он его устами произнес:
— Ты меня не изгонишь, потому что я сильнее тебя. Аскезы, которые я совершил в прошлой жизни, гораздо больше твоих. Я буду в том, в ком захочу. Однако, есть некто, кто может меня изгнать, и он находится у тебя на руках. Если ты поставишь его стопы мне на голову, то я освобожу этого человека.
Мадхья Геха Бхатта с недоверием отнесся к этим словам, но все же сделал то, о чем тот говорил. Как только стопы Мадхвачарьи коснулись головы одержимого, тот со страшным криком упал на землю и потерял сознание. Когда он очнулся, он был совершенно нормален. Брахма-ракшас оставил его и ос-вободился сам под влиянием лотосных стоп Мадхвачарьи.

Еще более интересным образом Мадхвачарья или Васудева, как его звали тогда, провел церемонию первых зерновых. Ребенка в какой-то момент должны накормить зерновыми. Это торжественное событие, до этого он питается только молоком матери. Васудева с самого детства был постоянно голоден. Мать его, несчастная, бедная женщина, не знала, что делать. Сколько она не кормила его, ему все было мало. Однажды, когда ему исполнилось несколько месяцев, она ушла из дома, поручив своей старшей дочери присматривать за братом. Как только она ушла, Васудева стал плакать — ему захотелось есть. Что только ни делала его сестра, чтобы он успокоился, но он не умолкал. В конце концов, в отчаянии она решила побежать за матерью. В спешке, прислонив младенца к мешку со сваренным для лошадей турецким горошком, она отправились на поиски матери.

Маленький Васудева, оставленный в одиночестве, быстро понял, что в мешке находится что-то съедобное. Когда через некоторое время мать и дочь вернулись, они обнаружили сияющего Васудеву, который сидел в пустом мешке. Он съел 40 килограмм варенного турецкого горошка, и, таким образом, сам себе провел церемонию приема первых зерновых!

Мать и дочь в ужасе смотрели на него. Васудева же как только увидел свою мать, сразу же заплакал. Та в страхе прислонила его к груди, и он, радостно причмокивая, как будто страшно голодный, стал сосать у нее молоко. С тех пор он ел, не переставая. Однажды его отец пришел домой очень печальный, и Васудева, которому тогда было три года, по привычке стал просить у него что-нибудь поесть. На что его отец строго ответил:
— Мы есть ничего не будем, потому что я должник. Я купил быка и мне нечем заплатить за него долг.
Васудева грустно посмотрел на отца и сказал:
— Папа, я очень хочу кушать. Поэтому ты, пожалуйста, все равно мне что-нибудь приготовь, а с кредитором я рассчитаюсь сам.

Он выбежал во двор и стал собирать семена тамариндового дерева. Это дерево потом жило еще несколько столетий, и люди поклонялись ему. Когда пришел кредитор и стал стучать в дверь, Васудева потянул его за край одежды и позвал поиграть с собой. Он был очень красивый, и когда он улыбался, никто не мог ему отказать. Поэтому, когда раздосадованный кредитор взглянул на него, он тоже не смог устоять и покорно пошел за ним. Когда они отошли, Васудева показал ему мешок с тамариндовым семенами и сказал:
— Тут у меня много монет в мешке, я расплачусь за своего отца.
Кредитор улыбнулся на детскую наивность, но когда Васудева попросил его подставить руки, чтобы высыпать в них свои монеты, он все же сделал это, чтобы не нарушать игру. Васудева опрокинул мешок и стал высыпать из него семена.
Когда они касались рук, то каждое из них превращалось в золотую монету. Кредитор, ничего не соображая, стал лихорадочно их пересчитывать, а они все сыпались и сыпались. В ужасе он закричал:
— Хватит, хватит! Здесь уже достаточно!

Через некоторое время отец Васудевы опять каким-то образом задолжал этому кредитору. Когда тот пришел получить долг, Васудева вновь позвал его. Тот с радостью пошел за ним, потому что знал, что мальчик просто так не позовет. Но в отличие от первого раза он не стал давать ему тамариндовые семена, он просто посмотрел на него и дотронулся до него рукой. И в то же мгновение любовь к Богу вошла в сердце этого человека. Он упал на землю, и слезы полились у него из глаз. Так Мадхвачарья еще в детстве показал свою миссию.

С самого детства он постоянно думал о том, как принять санньясу. В три года он проявил свою отрешенность. Родители взяли его в соседнюю деревню на семейный праздник. Как это бывает, люди живут большими семейными кланами, иногда подолгу не видятся друг с другом. Все родственники сошлись, стали обсуждать свои дела.
Разговоры, обед, все как полагается — деревенская жизнь. И посреди этого маленький Васудева. Он смотрел на все это и думал: «Что я тут делаю, какой во всем этом смысл?». Поэтому, не спрашивая ни у кого разрешения, он, воспользовавшись суматохой, когда никому не было до него никакого дела, вышел из дома и пошел пешком в храм.
Он пришел в храм Господа Рамачандры, который находился в этой деревне, поклонился Господу и пошел в следующий храм. И так, храм за храмом, храм за храмом, он дошел до Удупи, который находился в нескольких километрах от этой деревни.
Люди, попадавшиеся ему навстречу, видели, как маленький карапуз очень целеустремленно один идет по дороге. Они спрашивали его: 
— Мальчик, тебе куда? Может тебя проводить?
Он только улыбался до ушей и шел своим путем. Он знал, куда ему нужно.
Он пришел в огромный город, и прежде чем идти в главный храм Анантешвары, зашел сначала в храм Чандрамоулешвары Шивы, куда обычно сначалазаходят паломники, чтобы, получив даршан Господа Шивы, очиститься и уже затем предстать перед Господом Анантой. Брахманы, которые в это вре-мя находились в храме, не могли придти в себя от изумления, видя, как маленький мальчик идеальным образом во всех подробностях, со всеми необходимыми мантрами совершает поклонение Господу Шиве. Но Васудеве не было до них дела.

Он закончил поклонение Господу Шиве и отправился в главный храм.
Тем временем в деревне его хватились. Поднялась страшная суматоха, родители бегали повсюду, пытаясь отыскать его. Наконец им попался какой-то человек, который сказал, что видел, как их сын пошел в храм. Они помчались туда и там им сказали, что видели, как их сын пошел в другой храм. И они бежали по его следам из храма в храм, из храма в храм. Так Мадхвачарья учил, чем нужно заниматься. Вместо того, чтобы устраивать семейные посиделки и напрасно тратить свое время, он заставил всю свою семью бегать из храма в храм.

В конце концов, его отец Мадхья Геха Бхатта нашел его в храме Анантешвары. Маленький Васудева в это время стоял перед Божеством Анантешвары и молился, погруженный в глубокую медита-цию. Мадхья Геха Бхатта подскочил к нему, стал его обнимать, целовать.
 Как ты дошел? Как ты мог один пройти такое огромное расстояние? — спрашивал он его.
Васудева с удивлением посмотрел на него и сказал:

— Кто тебе сказал, что я был один? Господь Нараяна всегда был со мной, Он вел меня из храма в храм. Я никогда не бываю один.

 

 

 

 

 

Похожие записи