Подношение ЕС Бхакти Вигьяны Госвами Махараджа на Вьяса-пуджу ЕС Бхактивайбхавы Свами


bahtivaibhava

Подношение ЕС Бхакти Вигьяны Госвами Махараджа на Вьяса-пуджу ЕС Бхактивайбхавы Свами в 2010 году

Впервые я услышал о Махарадже, когда он ещё не был санньяси. Он жил тогда на ферме в Германии. В тогдашней североевропейской зоне говорили, что всякий, кто принимает у него посвящение – это особая душа. Махарадж производил впечатление сурового человека, и очень редкие души осмеливались на такой шаг. Меня очень заинтересовала эта характеристика. Позже мне выпала возможность побывать на той немецкой ферме, где установлено Божество Нрисимхадева, и мне показали комнату, в которой жил Махарадж. Она поразила меня своей аскетичностью и простотой. Махараджа в то время на ферме не было.

Потом наступил момент, когда он приехал в Швецию и мне выпала возможность лично послушать его. Тогда я ещё не был знаком с ним близко, но лекция его меня очень тронула глубиной и образностью. До сих пор мне очень нравятся глубокие образы Бхактивайбхавы Махараджа, которые всегда привязаны к реальности, к нашей с вами жизни. Но опять же некая внешняя маска суровости, которая в то время была очень модна в североевропейской зоне, немножко отодвинула меня от него. Надо сказать, что все знаменитые проповедники в североевропейской зоне в то время имели такой образ. Рохини Сута прабху выглядел очень сурово. Манидхар прабху громил всех постоянно на своих лекциях, и Авинаш Чандра прабху тоже производил такое впечатление. Шачинандана Махарадж — уж на что мягкий человек — и то носил вокруг себя некую атмосферу неприступности.

Позже, когда Махарадж стал проповедовать в России и я стал постепенно возвращаться к проповеди в СССР, мы познакомились с ним ближе, и я понял, что за внешней маской суровости и неприступности, кроется нежный, добрый и глубоко чувствующий человек.

Пожалуй, переломным моментом наших отношений, когда я сумел приблизиться к Махараджу, был 1998 год. В то время в течение нескольких месяцев многие ученики Шрилы Прабхупады приезжали в Москву, чтобы как-то поддержать российский ИСККОН, потрясенный очень суровым внутренним ударом, неожиданным для многих. Я помню, с какой болью Махарадж переживал это событие, как глубоко он вникал в каждую деталь, с каким смирением он выходил к людям.

Внутренняя атмосфера была тогда в высшей степени напряженной. Мне запомнилось собрание преданных в Сухорево, в котором участвовали Бхактивайбхава Махарадж, Бхакти Бхринга Говинда Махарадж и Гопал Кришна Махарадж. Меня особо впечатлила роль Бхактивайбхавы Махараджа, его желание философски объяснить преданным случившееся. С другой стороны, он хотел утешить их, и поддержать, а с третьей стороны поражало его глубокое смирение.

Тогда приезжавшим в Россию, выпала очень нелегкая задача: объяснять решение ДжиБиСи, которое многим казалось излишне суровым и неоправданно резким. Верующие люди всегда очень ранимы, потому что у каждого из них есть сфера святого. Любое покушение на эту сферу, по сути дела равно покушению на них самих, или даже более дорогое, чем они сами.

1998 год был нелегким испытанием для каждого преданного ИСККОН, потому что приходилось принимать суровые решения и выбирать между двумя равно неприятными вариантами образа действий. Оглядываясь назад, можно понять, что Кришна тогда испытывал веру многих людей. И многие прошли эти испытания с честью. Другие, так или иначе, отклонились, пошли какими-то другими путями. В этой накалённой обстановке, в гуще её очень трудно было оставаться невозмутимым. Бхактивайбхава Махарадж абсолютно невозмутим, как на виду у преданных, так и наедине, когда мы вдвоём с ним обсуждали какие-то философские аспекты проблемы и пытались понять, как нам лучше действовать.

Похожие записи