Именины надежды

(В келье сердца молюсь на коленях
с неуемной надеждой услышанным быть.
Страха нет. Только чувство разлуки и боли.
Ожидание чуда в душе умирать не желает. Все, как в детстве,
когда Бог был так близко).

Полный бокал клеветы
и предательства чарку в придачу
мне опять поднесли.

Я с улыбкой гусарской,
не поморщившись,
пью поднесенное зелье.
На закуску — пирог лицемерья
с начинкой из приторной славы.
Но гусарам не нужно закуски.

Благодарности пьяные слезы глотаю с трудом.
Воробьиное сердце, нахохлившись, ждет продолженья.
Страха нет. Нет обиды и нет сожаленья.

Мы здесь гости,
Нас потчуют щедро.
На десерт здесь холодные слезы дают —
cлезы счастья,
что сохнут быстрее, чем летом роса.

Мы здесь гости.
Хозяйка-судьба, улыбаясь радушно,
посыпает приправою зависти
пряные блюда свои:
«Ешьте, гости мои дорогие,
для вас ничего мне не жалко».

Страха нет. Дорогие друзья за столом.
Только им невдомек,
что за праздник веселый сегодня.

«Это мы собрались на поминки надежды?» —
вопрошает спросонья один.
«Что ты мелешь, мой друг? На ее именины!
Ты, должно быть, проспал все заздравные тосты.
Именинница, правда, в чахотке,
но зато подвенечное платье на ней и фата.
Если хочешь, ее обвенчаем с тобою».

Разрумянились белые щеки ее.
Кашель хриплый не слышен за праздничным пеньем.
Кто-то в колокол бьет,
кто-то листья осенние жжет.
А хозяйка все так же обносит гостей:
«Приходите опять.
Завтра снова у дочки моей именины».

(В келье сердца молюсь на коленях
с неуемной надеждой услышанным быть.
Ожидание чуда в душе умирать не желает).

Похожие записи