Карма страны


Вопрос: Гуру Махарадж, такой вот вопрос еще в связи с аспектом Кали-юги… Вчера в лекции Вы говорили, что тело человека накладывает какие-то обязанности на него. В том числе это же касается коллективной кармы, например, такой как карма страны. И тоже такой злободневный вопрос, Белоруссия – это не Россия, не Украина, не Индия, и то есть, есть своя специфика. И в недавнем семинаре «Варнашрама нашего времени» на Алтае Вы упоминали, что сдвиг к гуне благости серьезно не произойдет без переезда на землю. То есть, вот я хочу немножко раскрыть, специфика Белоруссии – висящая в воздухе тамагуна и пассивность, многие это подчеркивают. Просто дело в том, что многим людям вместо того, чтобы частичке служить целому, приходится служить целому стаду демонов по факту. И вот я хотел бы спросить – какое видение у Вас насчет вот такой вот обязанности, которую на нас накладывает то, что мы живем в Белоруссии. То есть, вот я спрашивал тоже у многих старших преданных, они говорят, что просто это трагедия, коллективная карма Белоруссии. И Вы также говорили, вышел недавно диск «Астрология, поиск своего предназначения», что в периоды сложной кармы максимум 15 секунд можно во время джапы думать о Кришне, да? Было такое. И вот в одной из рассылок тоже было такое наставление, превратить нашу миссию, наше служение в такую удивительную игру. Но вот допустим для Арджуны на Курукшетре эти события не были удивительной игрой. То есть, есть такая сфера жизни, в которой человек должен жить в полную силу. Это может быть, конечно, удивительной игрой, опять же, возвращаясь к испытаниям, не является это ли, не накладывает ли то, что мы живем в Белоруссии какую-то дополнительную обязанность, например, по тому, чтобы стать более финансово независимыми, потому что отношения друг с другом и с духовным учителем могут строить достаточно свободные личности, да? Не те, которые служат стаду демонов, а те, которые действительно обладают какими-то степенями свободы. Вот как в белорусских условиях… Какое бы Вы назвали… Вот и представьте себя, пожалуйста, на нашем месте (смех). Это самый острый вопрос, который мы должны задать Вам…

Что касается самого принципа, про острый вопрос я попозже скажу. Что касается самого принципа, того, что человек должен в идеале стараться зависеть от Бога, потому что любая зависимость от людей с не очень высокими гунами, она стягивает нас вниз естественным образом. Чем в большей степени я независим, тем лучше в принципе. Мы не можем быть абсолютно независимыми и не нужно идеализировать эти вещи, и не нужно опять же какие-то резкие движения делать или еще что-то такое. Теоретически думать о том, как постепенно уменьшить свою зависимость можно, ну, в частности, какие-то занятия сельским хозяйством или жизнь более простая, более естественная, они помогают человеку почувствовать большее достоинство. Испокон веков люди, которые жили на земле, они в большей степени склонны к тому, чтобы реально ощущать Бога, понимают свою зависимость от Бога в большей степени, чем кто бы то ни было еще. Но это не значит, что сейчас нужно все бросать. Сейчас, к сожалению, очень сложная в целом экономическая ситуация, макроэкономическая ситуация, и она не позволяет людям как-то жить более естественной жизнью. Людей ставят в зависимость, людей превратили в общество таких рабов современным способом, так, что никто даже не задумывается над этим. Люди сейчас работают гораздо больше, чем… Я не знаю, как в Белоруссии, может до Белоруссии это не дошло… И много всего другого.
То есть, сам принцип того, что насколько можно я должен быть свободным, в меньшей степени зависеть, он справедлив не только для Белоруссии, для любого места в этом мире. Человек, который живет в каких-нибудь трущобах в Бомбее, он в еще большей степени зависим. (Из аудитории: там есть солнце). Ну да, солнце есть, в этом большое преимущество.
Поэтому я и говорю, нужно думать, каким образом реализовывать этот идеал. Но люди, которые живут в городах в Белоруссии, мало того, что солнца нет, у них еще и свежего воздуха нет и чистой воды нет, здоровой пищи нет. Но тут нужно очень здраво подходить и не торопиться, оценивать свои силы. Минимум, в конечном счете, можно хотя бы какой-нибудь небольшой огород сделать, потому что понятно, что продукты, которые выращены на удобрениях в каком-нибудь агропромышленном комплексе, где все автоматизировано, там никакой особо благости нет. В целом, нужно думать, как моя жизнь может быть более цельной и более естественной – это факт. Но каждый человек решает сам, и в городах есть свои преимущества, есть возможность проповедовать. Если человек уезжает куда-то в деревню и потом вся его жизнь сводится только к борьбе за существование, то, что он просто пытается поддержать себя, то тоже ничего хорошего нет, должен быть все равно какой-то более высокий смысл.
Что касается самого острого вопроса, то наверное, это самый острый вопрос, потому что конечно же, каким образом нам в конце концов жить и можем ли мы прогрессировать, тут много других аспектов. Потому что есть дети, которых нужно воспитывать, с этой страшной информационной агрессией, всем остальным, с этими школами… И много других проблем, с которыми мы сталкиваемся. В идеале, конечно, если люди могут жить какой-то более естественной жизнью, где-то недалеко от города, то это хорошо. Заглубляться куда-то совсем далеко в медвежий угол и потом там… Многие люди убежали от очередного конца света, который наступает примерно два раза в год в соответствии с календарем майи, они потом страдают, они там не могут, они сидят там в каких-то условиях… Но жить вместе – это хорошо, когда мы поддерживаем друг друга и помогаем друг другу.

(Вопрос: Гуру Махарадж, может ли быть такой более-менее коллективный переезд на землю и создание бизнеса на земле быть нашей теперешней Курукшетрой, то есть там надо прикладывать больше усилий)?
Может. В Москве была такая нама-хатта Радха Чарана, большая, процветающая, и они в какой-то момент взяли и все переселились на землю. И непростые трансформации, непростые процессы там происходят, но в принципе они очень довольны. Нужна решимость, и главное, нужна духовная энергия за всем этим, то есть некая духовная составляющая. Потому что есть люди, которые просто уезжают, и они в конце концов… Есть хорошее выражение, я не помню, кому оно принадлежит, какому-то классику – «идиотизм сельской жизни». Человек может переехать в этот идиотизм, лишиться чего-то существенного. Этого не произойдет, если есть сильный духовный лидер и сильная духовная составляющая. Если лидера нет, то люди просто… То есть, на любой Курукшетре должен быть свой военачальник, тогда это будет Курукшетра, тогда будет смысл у этого сражения, и будет какой-то хороший результат. Просто так переезжать, чтобы пасть на какой-то кшетре (смех) нет смысла.
(Продолжение вопроса: а нужно ли бояться, что по мере приближения к финансовой независимости с сознанием Кришны может стать то, что стало в странах Запада)?
Это реальная вещь. В странах Запада люди в гораздо меньшей степени восприимчивы к духовности или скажем так, к каким-то определенным формам духовности. Все равно потребность в духовности есть. И безусловно, вектор достаточно отчетливый туда есть. Я на что уповаю в этом смысле, на то, что все-таки люди Запада гораздо более рациональны. Русские, белорусы, украинцы – очень иррациональные живые существа и это их спасает, потому что именно западный рационализм убивает эту тягу к духовности и не позволяет человеку полностью посвятить себя чему-то более высокому, более высоким поискам, чем то, что подсовывает нам очевидная реальность, скажем так. Основа – рационализм, и хотя вектор очевидный и как бы мир, он развивается в этом направлении, Запад очень прогрессивно навязывает эту так называемую культуру материализма, основанную в конечном счете на рационалистическом подходе, потому что все это началось, в общем-то, с эпохи просвещения, поставившей человека в центр. И она в общем-то в высшей степени рационалистична. У меня есть надежда, что тут некий мистический элемент, который присутствует в русской душе и вне менее загадочной белорусской душе (смех), может оградить нас от такой…

ПОСМОТРЕТЬ ЛЕКЦИЮ МОЖНО ЗДЕСЬ: 

Похожие записи