Новый мессия


ПРИТЧА О НОВОМ МЕССИИ

Давно это было. А может быть, и не очень.

История, которую мы хотим рассказать, произошла в одном католическом монастыре. А может быть, и не в монастыре — вам самим судить, где это было.

Были времена, когда монастырь процветал. Толпы прихожан посещали его, с благоговением и трепетом взирая на отрешенных монахов, отказавшихся от всего мирского ради обретения высшего счастья на небесах. Монахи же вели подвижнический образ жизни, были добры, аскетичны, терпеливы и кротки.

Однако время неумолимо, и постепенно монастырь стал приходить в упадок. Все меньше и меньше людей были готовы променять удобства и маленькие радости мирской жизни на тяготы жизни монастырской в обмен на неосязаемую и смутную перспективу потустороннего блаженства. Все меньше и меньше гостей приезжало в монастырь на исповедь, и все меньше денег поступало в монастырскую казну. В конце концов в некогда большом и процветающем монастыре осталось только пять монахов, самому молодому из которых уже исполнилось шестьдесят пять. Да и те, кто остался, как подозревал настоятель, остались только потому, что им некуда больше было деться. Они ходили унылые и постоянно ссорились друг с другом из-за пустяков.

Настоятель монастыря не на шутку тревожился, думая о том, какая судьба ожидает его монастырь, когда последний из его обитателей отдаст свою душу Богу. Он предпринимал отчаянные попытки как-то поправить дела в монастыре и привлечь в него молодых монахов и послушников, однако все его попытки были напрасными и беспокойство его росло день ото дня.

Монастырь находился на опушке большого леса, а в лесу стояла сторожка, в которой время от времени отдыхал старый раввин из местной синагоги. В отчаянии настоятель монастыря решил как-то навестить раввина, который слыл человеком мудрым и практичным, и спросить у него совета. Проговорив с раввином добрых два часа и отведя душу, настоятель наконец отважился задать самый важный вопрос, который привел его к раввину: «Монастырь мой на глазах разваливается и приходит в запустение. Что мне сделать, чтобы спасти мой древний орден?»

Услышав вопрос, раввин только грустно улыбнулся: «Что уж тут сделаешь? Сам знаешь, тяжелое время на дворе. Кому сейчас какое дело до религии? Ко мне самому в синагогу евреи ходить перестали. Богоизбранный народ и тот от Бога отвернулся. А тебе и вовсе падшим проповедовать приходится. Боюсь, что вряд ли я смогу тебе тут чем-нибудь помочь».

Не в силах скрыть своего разочарования настоятель уже собрался уходить, когда раввин вдруг сказал ему: «Погоди, одно я знаю точно — один из монахов, живущих в твоем монастыре, будет новым мессией». Эта новость совсем огорошила бедного настоятеля. Растерянный он вернулся в свой монастырь и рассказал обо всем монахам. Стоит ли говорить, что испытали монахи, когда узнали о предсказании раввина? «Один из нас — будущий мессия! Возможно ли это? Не шутит ли старый еврей?»- думали они. Однако слова раввина не выходили у них из головы. «Кто бы это мог быть? Может быть, это брат Фредерик? Во всем монастыре нет никого аскетичнее и отрешеннее. Или брат Петр? Он читает самые лучшие проповеди и может трогать сердца людей. А может, это брат Франциск? Смиреннее и скромнее него нет в целом монастыре. Или брат Марк? Он лучше всего знает Писание и каждый день по-нескольку часов проводит за книгами». Страх оскорбить будущего мессию сделал монахов очень вежливыми и кроткими. Они перестали ссориться и стали наперегонки стараться угодить и услужить друг другу.

В то же время, иногда головы их посещала шальная мысль: «А может быть, старый раввин имел в виду меня? Я знаю, что у меня множество пороков, но ведь сказано же «и последние станут первыми». В конце концов, Господь может избрать и наделить могуществом любого, даже самого падшего». Эти мысли заставили монахов преисполниться чувства собственного достоинства и значимости — шутка ли — среди них живет избранник Божий.

Редкие посетители, еще приходившие в монастырь помолиться, не могли не заметить разительной перемены, произошедшей с монахами. Атмосфера любви и служения воцарилась в монастыре, и, привлеченные ею, люди потянулись к монахам, от которых веяло покоем и достоинством. Вскоре в монастырь пришел новый послушник, первый за многие годы. Его по традиции поставили мыть котлы. За ним пришел еще один, потом еще, и еще, и еще. Так монастырь был спасен, а настоятель, иногда вспоминая о своей беседе с хитрым раввином, не мог избавиться от мысли о том, что раввин дал-таки ему хороший совет.

Похожие записи