Махараджа Рантидев


Мы знаем, что Махараджа Рантидев постился 48 дней. Когда человек постится или ограничивает себя в чем-то, его эгоизм обычно растет. Желание получить что-то для себя у него становится очень сильным. Наконец, на 49 день ему принесли блюдо – молоко, разбавленное водой, какие-то другие вещи, которыми он должен выйти из поста. Не только он постился, вся его семья постилась. И в этот момент брахман пришел.

И брахман сказал: «Есть хочу». Рантидев посадил его и сказал: «Кушай, дорогой, покушай, пожалуйста, всем хватит». Брахман поел, был доволен, и ушел восвояси. Только Рантидев сел, чтобы поесть, еще раз, немножечко что-то, чтоб, наконец, прервать пост. И в этот момент шудра пришел. Так, ну ладно, брахман! Шудра пришел и шудра сказал: «Хочу есть». Рантидев его усадил и сказал: «Шудра, пожалуйста, покушай. Ты должен покушать вначале, потому что ты мой гость». Шудра наелся досыта, до отвала и ушел. И Махарадж Рантидев со своей семьей снова сел для того, чтобы прерваться, и в этот момент пришел кто-то с четырьмя собаками и сказал, что: «Я сам голоден и мои собаки голодны». Так, теперь, пожалуйста, поставьте себя на место Махараджи Рантидева и подумайте, какой- бы ответ вы ему на это дали Смех, какими бы словами вы охарактеризовали его собак, которых он хочет накормить. Рантидев сказал: «Кушай, пожалуйста. Собаки кушайте, пожалуйста». Человек покушал, собаки покушали – ничего не осталось. Собаки все съели. Воды немножко осталось. И в этот момент зашел чандала, самый низкий из кого только можно, и сказал: «Умираю, пить хочу. Дай попить. Пить хочу, хочу пить». Махарадж Рантидев сказал: «Пожалуйста, пей». Тот выпил. И после того, как тот выпил, Махарадж Рантидев сказал, чего он хочет. Теперь, опять, давайте представим себя и подумаем, какое бы свое желание мы в этот момент высказали. Сначала мы бы высказали, чтобы всякие шудры тут не шлялись Смех когда не надо, и чтобы стражники их к нам во дворец не пускали, особенно в тот самый момент, когда мы хотим пост прервать. Махардж Рантидев сказал: «Я ничего не хочу. Я не хочу освобождения от страданий, я не хочу восьми мистических совершенств. Не нужны мне восемь мистических совершенств. Единственное, чего я хочу…Причем в этот момент человеку трудно какую-то позу сохранить. Если человек говорит в этот момент что-то, он это имеет в виду, думает об этом. Он сказал, что, — я хочу только одну вещь, только одну вещь – чтоб я всегда мог находиться рядом с другими живыми существами и принимать их боль на себя. Потому что сейчас, когда я это сделал, приняв их боль, их голод и их жажду на себя, я сам избавился от боли, от голода, от жажды от всякой. И я сейчас абсолютно счастлив. Единственное, чего я хочу, и ничего другого я не хочу, я хочу оставаться здесь и принимать боль других живых существ на себя» (БВГ, 98 диск, лекция 1)

Похожие записи