Реально случившаяся в Нандаграме история


Жил один преданный бабаджи. Он жил в пещере и никто даже толком не знал его имени. Целый день он занимался бхаджаном. Семя бхакти — это желание заниматься бхаджаном, желание так или иначе доставить удовольствие Кришне своими словами, своим пением, когда все, что мы делаем, проникнуто этим желанием. Когда мы поем киртан, мы поем не для себя, не для того, чтобы музыкой насладиться, не для того, чтобы впечатление произвести, а для того, чтобы Кришна был доволен. Когда мы повторяем джапу, когда мы строим храм — мы делаем это для Него, не для себя. В этом суть бхаджана.

Бабаджи было много-много лет, он был стар. Многие годы он находился там, в Нандаграме, где Кришна провел Свои детские игры. И не просто провел Свои детские игры, но где Крищна по прежнему играет, где по прежнему человек может увидеть Его, увидеть Бога: как Он пасет коров, как он бегает со своими друзьями, как Он играет на своей дудочке, как Он дует в Свой рожок, как Он возвращается с пастбищ. Нандаграм это то место, куда каждый вечер в сумерках Кришна возвращается с огромным стадом коров. Но как выйти из этой реальности в ту? Как выйти из этой реальности, которая закрывает от нас Бога, скрывает от нас Его. Йога-майа самавртах,  как  Кришна объясняет в этом стихе, в ту реальность, которая раскроет перед нами Бога? В течение многих лет он занимался бхаджаном, много-много лет. И каждый вечер он выходил из своей пещеры и шел в соседнюю деревню просить мадхукари — милостыню. Ему давали немножко какого-нибудь риса или муки. И он делал свои роти, там у себя ел, чтобы на следующий день снова заниматься бхаджаном и делать свой бхаджан чище, чище и чище, обращаться к Богу со все большей и большей чистотой, со все большей и большей чистотой повторять Его имя. Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе.
Не как какой-то дурацкий ритуал, а как то, что, в конце концов, должно привести меня к встрече с Богом. И однажды к нему пришел другой бабаджи и сказал, что на Говардхане будет большая намя-ягья, большой праздник, фестиваль. «Приди к нам». И тот подумал: «Зачем мне. Опять  люди. Я лучше тут останусь». Но потом, что-то у него сдвинулось в сердце, и он подумал: «Пойду вместе с ними и погружусь в этот океан нектара Святого Имени, буду петь Святое Имя с утра и до заката». Он отправился туда, и три дня его не было. Три дня спустя он вернулся в свою пещеру, чтобы снова погрузиться в это, но, так или иначе, все равно Кришну он не видит… Кришна был где-то там за занавесом, не было Его. Когда он вернулся, вдруг он услышал странный голос. Странный голос стал говорить к нему: «Где ты был так долго? Я проголодался. Я три дня не ел. Я питаюсь остатками твоей пищи. Тебя три дня не было, и ты меня лишил остатков своей пищи». Тот испугался и стал оглядываться, решив, что ему мерещится. Он  решил снова заняться бхаджаном, но опять этот голос настойчиво говорил: «Больше не уходи. Я питаюсь твоими объедками. Не уходи больше никуда. Оставайся здесь». В конце концов, он спросил: «Ты кто? Кто ты такой?». Голос этот сказал: «Я пес». «Какой пес?». «Я приведение, которое тут живет, я приведение в форме пса, ты меня даже не можешь увидеть. Я живу тут у тебя и так как псу положено питаться объедками, то я на тонком уровне питаюсь твоими объедками». «Подожди, подожди. Расскажи мне поподробней что случилось, что за приведение».
Тот говорит: «Я расскажу тебе свою печальную историю. Я в прошлой жизни жил тут в Нандаграме. И у меня был маленький храм, и я был главным пуджари в этом храме, настоятелем в этом храме. И однажды повар приготовил для Кришны потрясающее ладу, огромное, сочное, жирное, которое сочилось маслом. И я подумал: «Сколько можно Ему все предлагать? Дай-ка я сам все съем». Я съел это ладу. И так как я съел ладу не предложив Кришне  (так как я был главным пуджари, то должен был сначала предложить Кришне, подумать о Нем, а не о себе), то после смерти превратился в привидение и я стал блуждать повсюду не находя покоя. Я выл, пугал людей.  И, в конце концов, я подумал: «Мне надо как-то спасаться. Что меня может спасти? Меня могут спасти только остатки пищи чистого преданного. Только он меня может избавить от этого ужасного мучительного состояния». И я пришел к тебе. Я каждый день тут ем на тонком уровне объедки твоей пищи и, в общем-то, пока еще не освободился, но надеюсь». Подумайте, что бы вы стали делать в этой ситуации?  Что же стал делать бабаджи? Он стал спрашивать: «Послушай, ты же приведение, может, ты Кришну видишь? — потому что у него было одно единственное желание — увидеть Кришну, — до сих пор я Его не увидел. Может, ты мне поможешь Его увидеть?». Привидение говорит: «Да ладно, отстань от меня. Лучше поешь побыстрее, чтобы я мог утолить свой голод». Но тот не унимался: «Скажи, ты существуешь в каком-то другом плане бытия, ты из какого-то другого мира, может, ты знаешь, что Кришна делает, где Он сейчас, как мне Его найти?».
И, в конце концов, привидение «раскололось»: «Да вижу я этого Кришну, вижу я Его. Просто, так как я привидение, я даже оценить его толком не могу. Ну и что, ну Кришна. Вижу я Его, иногда  вижу. Но просто мое тело такое отвратительное, что,  даже видя Его, я не могу Его оценить, не могу Его полюбить». И он взмолился тогда, стал говорить: «Привидение, дорогое, пожалуйста,  покажи мне Его. Я хочу Его увидеть». На самом деле удивительная привилегия человека — мы родились в этом теле и хотя оно адхрувам, ему придет конец,  у нас может появиться это желание, которое может развиться  полностью: «Я хочу увидеть Бога». И это привидение сказало ему: «Хорошо. Дождись завтрашнего дня. И завтра, когда мальчики будут возвращаться с коровами, Он там будет. И я тебе скажу кто Он — тот, который будет идти самым последним. Он будет выглядеть как обычный  мальчик, но на самом деле это никто иной, как Кришна. Это Он. Я это вижу». И все, привидения голос исчез. То, как Кришна иногда даже через привидение может нас учить. Даже привидение может стать нашим гуру. Была ночь. Нужно было дождаться следующего вечера. Время  для бабаджи тянулось еле-еле. Минуты казались часами. Не возможно было выдержать. Он все время смотрел на небо. Он не знал когда взойдет солнце. Ночь тянулась как вечность. Он думал: «Неужели я увижу Кришну, неужели я увижу Кришну. Я хочу увидеть Кришну, я хочу служить Кришне, я хочу любить Кришну. Мне ничего другого не нужно». И за эту ночь, и за этот день последние остатки других желаний ушли у него, когда у него появилась эта надежда — Бога можно увидеть, с Богом можно общаться, Бога можно любить. Прошла ночь, прошел день. Медленно, медленно, медленно. В конце концов, солнце стало садиться. Как всегда на закате солнца появилось это большое стадо, появились эти мальчики, которые пасли коров. Он считал этих мальчиков, считал коров, он смотрел на них. Они шли, шли медленно, медленно, медленно. В конце концов, стало уже почти совсем темно, и где-то в самом конце шел какой-то маленький мальчик и гнал свою последнюю корову.

Тот подумал: «Была не была. Это мой последний шанс. Если не он, то я не знаю кто. И даже если это не Кришна, все равно надо попробовать. Должен быть Он».  И он подбежал к нему, схватил его за стопы, он упал перед ним и сказал: «Все, я не отпущу тебя до тех пор, пока ты мне не покажешь, что ты Кришна». Мальчик закричал: «Ты что, ты что, бабаджи! Отстань от меня, отпусти меня. Давай я тебе что угодно дам. Отпусти меня, отпусти. Я из простой семьи, я из семьи пастухов. Ты брахман. Не притрагивайся ко мне, не трогай мои стопы». Тот говорит: «Не отпущу. Я буду держать тебя до тех пор, пока  ты мне себя не откроешь». «Пошли домой. Я тебе дам все, что угодно — масла, молока. Хочешь, корову дам, хочешь, освобождение дам, все что хочешь. Я тебя от страданий освобожу». «Нет. Я Тебя поймал». «Бабаджи, это не хорошо. Отпусти меня, бабаджи. Бабаджи, пожалуйста, я тебя прошу. Что скажут люди? Отпусти меня». «Нет. До тех пор, пока ты не покажешь Себя таким как Ты есть, я тебя не отпущу». Стало темно. Все ушли, коровы ушли. Он говорит: «Меня там папа ждет, в Нандаграме. Отпусти». «Не отпущу. Покажи — отпущу» (смех). Кришне ничего другого не оставалось. Когда стало уже совсем темно, вдруг перед глазами этого бабаджи предстало видение — он увидел Кришну. Осветилось все дивным светом и Кришна в своей форме тримангала-литы ??? предстал перед ним играющим на флейте. И Кришна улыбался ему: «Надо же, ты действительно хотел меня увидеть. Вот он Я». «Нет, нет, я Тебя не таким хотел увидеть. Я Тебе не такому поклонялся. Я поклонялся Тебе вместе со Шримати Радхарани. Ты чего один пришел? (смех) Ты меня не обманешь, нет. Я Тебя не отпущу, пока Ты мне не покажешь Свою самую близкую шакти, Свою энергию, которая может раскрыть Тебя». В этот миг Кришна сказал: «Ну, хорошо, ты победил Меня. Теперь ты Меня победил. Смотри все, что хочешь». На утро бабаджи нашли в обмороке, он был без сознания, и с его уст вырывалось горячее дыхание. И люди знали, что он получил даршан. Кое-как его привели в себя. Слезы лились у него ручьем от этого видения. Вскоре он ушел, вернувшись к Кришне. Потому что все, что нужно было, он сделал. Это то, каким образом работает духовная энергия. Когда у человека остается одно желание «Я хочу, чтобы Кришна был доволен мной», и никаких других желаний, и потом желание увидеть Бога, то, в конце концов, это абсолютное, полное счастье, которое приходит вместе с постижением   Абсолюта заливает его. Он становится бесконечно счастливым в этом мире. И таким образом он возвращается к Богу, постигнув Абсолют.

Такая вот история. До сих пор эту историю знают и рассказывают в Нандаграме. До сих пор есть пещера, в которой жил этот бабаджи. Он ушел к Кришне.

Похожие записи