Большая разница


Двор Могольского императора Акбара считался в своё время самым сказочным. Акбар высоко ценил все виды искусства и был обладателем «Девяти Драгоценностей,» поселив в своём дворце лучшего мага, лучшего поэта, самого мудрого министра (Бирбала), и т.д. Среди них также был и Тансен, лучший певец и музыкант.

Всякий раз, когда Тансен начинал петь или играть на музыкальном инструменте, все вокруг просто таяли, превращаясь во множество «луж.» Акбар любил музыку и любил Тансена. Он часто вызывал Тансена к себе, чтобы послушать его пение. После одного из таких выступлений Акбар, обратившись к Бирбалу, сказал:
— Никто не поёт лучше Тансена!
— Может и так, — ответил Бирбал — но если вы скажете это самому Тансену, он никогда с вами не согласится.
— Это почему же?

— А вы спросите. Он вам скажет, кто лучше всех в этом мире поёт.

Когда Акбар спросил об этом Тансена, тот ответил:
— Если сравнить моё пение с пением моего гуру, Свами Харидаса, то можно понять, что я ему и в подмётки не гожусь. Я ничто рядом с ним. Когда поёт он, плавятся камни.
Акбар воскликнул:
— Я непременно хочу его услышать! Не успокоюсь, пока не услышу его!
Тансен несколько замешкался:
— Видите ли, это не просто устроить. Свами живёт в деревне Вриндаван. Ему ничего не нужно. Его невозможно вызвать.
— Как так?! Я пошлю карету, чтоб его сюда привезли!
— Карету, конечно, можно послать, но только он не придёт к вам. Он не ходит к царям. Он — «Свами,» отречённый.
— Но должен же быть какой-нибудь способ услышать его?!
— Разве что, если вы сами отправитесь во Вриндаван, оставив позади всех придворных. Если вы отправитесь самостоятельно и, кроме того, босиком, то тогда, может быть, есть какой-то шанс.
— Отправляюсь! Завтра же! Решено!

На следующий день Акбар, Бирбал и Тансен отправились в путь. Минув Матхуру и достигнув окресностей Вриндавана, Акбар сошёл с кареты и направился в ашрам Свами Харидаса. Все трое подошли к скромной хижине отречённого. Акбар поклонился Свами Харидасу и сказал:
— Я хочу услышать твоё пение. Я пришёл сюда из самого Дели, босиком, и готов слушать твоё пение. Мне о нём много рассказывали.
— Я не пою по приказу. Я пою только тогда, когда чувствую внутренний зов. Когда чувствую, что Бог хочет, чтобы я пел, я пою. А иначе нет. Короче, я буду петь, когда захочу. Делайте, что хотите — хотите ждите, хотите нет, но это всё, что я могу ответить.

Акбар очень расстроился, услышав это. Он не мог ждать, когда на Свами Харидаса низойдёт и снова обратился к Тансену:
— Тансен, ради того, чтобы услышать его, мне пришлось пройти такой длинный путь. Пожалуйста, сделай что-нибудь, чтобы я смог услышать его пение! Я не могу ждать, но и уйти, не услышав его, тоже не могу. Придумай что-нибудь, что побудило бы его запеть!
— Кажется, я знаю такой трюк. Для этого я должен пропеть что-нибудь фальшиво. Свами не вытерпит этого, он начнёт поправлять меня. Попробую-ка я этот трюк — и он отправился во двор к Харидасу, сел посреди него, взял несколько нот раги и стал петь невпопад. Бедный Свами Харидас потерял терпение и выбежал из своего жилища:
— Тансен! Разве этому я учил тебя?! Как ты поёшь? Разве эту рагу так исполняют?! Слушай!

И он запел. Как только он запел, Акбар, спрятавшийся за деревом, сразу понял, что имел в виду Тансен, когда говорил, что не может сравниться со Свами. Акбар совершенно забыл обо всём на свете! Он полностью «расстворился» в этом пении. Блаженство, которое он испытывал, было невероятным! Слёзы текли по его лицу рекой, и он не знал, что делать. Когда Свами Харидас закончил петь, Акбару показалось, что он опять сошёл на землю с небес.

…..

Пора было возвращаться. По дороге домой Акбар сказал:
— И правда, твой гуру поёт так чудесно! Почему же ты так не поёшь, Тансен? Почему бы тебе не начать петь таким же самым образом? Ты тоже очень хорошо поёшь, но, конечно, никакого сравнения с пением твоего гуру.
— Нет, я никогда не смогу так петь.
— Почему нет? В конце концов, ты же его ученик!
— Боюсь, не смогу вам этого объяснить.
Тогда Бирбал сказал:
— Ваше Величество, можно я вам объясню? Но я заранее прошу прощения за свою прямоту. Я скажу вам всю правду о том, почему он никогда не сможет петь так, как поёт его гуру.
— Хорошо, Бирбал, скажи мне всю правду.
— Ваше Величество, для кого поёт Тансен? Он поёт для вас. А для кого поёт его гуру? Гуру поёт для Бога. Если вы сравните Своё Величество с Величеством Бога, то разница будет точно такой же, какова она между пением Тансена и Свами Харидаса. Один поёт для Бога, другой для вашего Величества. Что вы ещё хотите? Что от него ещё можно ожидать?

Похожие записи