048 нет времени



Как иногда люди говорят: «у меня нет времени на духовную практику».  У них есть время на все остальное,  у них есть время, чтобы смотреть футбол, так, как будто изменится что-то —  посмотрите вы футбол или нет.  Выиграет ваша любимая команда, оттого что вы будете болеть: «ЭЭЭ» или нет. У них находится время на все, что угодно, но на духовную практику у них не находится времени. Рассказывают такую историю, как однажды, некий человек пришел к садху. Он стал жаловаться. Он пришел и с порогу стал жаловаться. Он стал говорить: «моя жизнь проходит напрасно, у меня нет ни на что времени, в принципе – нет времени, времени нет. Посмотри, сколько времени мне отведено: всего максимум каких-то сто лет я проживу в этом мире. И что эти сто лет по сравнению  с вечностью? Это крошка, пылинка, секунда. Всего сто лет, которые промелькнут и не заметишь. Из этих ста лет сколько я проведу во сне? Половину, или большую половину, лучшую половину, смех. Половину времени я провожу во сне, всю юность сразу можно перечеркнуть, все детство можно перечеркнуть, потому что детство – это один большой сон.  Человек в детстве спит по 23 часа в сутки. Все остальное время ест. Потом, все то, что он делает это тоже что-то вроде сна – он играет, и проводит время в каких-то странных занятиях. Потом наступает юность, что он делает в юности? В юности его обуревают страсти, какие-то желания странные. Вся юность проходит, проходит каких-то несколько лет и наступает старость, в старости человек впадает в  маразм, так? В маразме он тоже – у него не остается ничего.  У него в конечном счете из этих ста лет остается может каких-то десять лет бодрствующей нормальной жизни, из этих десяти лет сколько времени я должен провести за тем, что я буду есть, сколько времени я должен провести за тем, что я буду пить» —  этот человек стал дальше жаловаться – «и потом мне остается каких-нибудь пять лет, на то, чтобы я как-то осуществил себя, реализовал себя, заложенное во мне. Но из этих пяти лет  половину времени я должен провести на похоронах, а половину на днях рождения. Я ложен вместе праздновать со своими родственниками, радоваться вместе с ними, непонятно чему, родился кто-то, ну и что, что родился. Я должен горевать, потому что кто-то умер, ну и что, что умер, откуда, где у меня время? Вы мне говорите, что я должен еще о Боге думать, как я могу думать о Нем? Тут вообще о себе бы подумать, о себе времени подумать нет, вся жизнь проходит».
Этот садху, слушал его слушал, слушал-слушал, и человек, в конце концов, настолько он преисполнился жалости к самому себе, что слезы потекли у него из глаз. И  он сказал: «не могу, моя жизнь прошла напрасно, я ничего не смог сделать, ни о каком Боге не может быть и речи в моей жизни». Садху посмотрел на него и тоже стал плакать. «ты прав, дорогой мой» — он прижал его к груди, стал плакать – «можно я тебе тоже пожалуюсь? Твоя жалоба совершенно справедлива, но теперь послушай мою, твоя жалоба сурова, но моя жалоба страшнее, потому что ты сейчас хочешь совершить самоубийство, так как у тебя вообще не осталось времени, все твое время растратилось, но мне-то что делать? Мне даже прокормиться нечем. Ты подумай, посмотри, это крохотная земля, по сравнению с огромными мировыми пространствами, с космосом, совсем остальным, маленькая крошка – Земля, так? И на этой земле сколько есть земли, на которой может что-то расти для моей пищи, сколько океанов соленых? Большую часть занимают океаны,  из того, что остается, из 1/3 что составляет сушу сколько гор, сколько пустынь, сколько рек, сколько городов? И потом, если мы посмотрим, что осталось от этого, и остается какая-то кроха, маленький клочок земли, и на этом клочке земли что-то должно вырасти, чтобы меня прокормить. И сколько при этом живых существ претендует на все это? Есть слоны, есть лошади, есть муравьи, есть птицы — все хотят есть. Сколько в одной Москве людей живут и все кушать хотят, всем нужно хлеба. Как меня это прокормит?».
Он тоже стал плакать и говорить: «лучше я тоже покончу с собой, потому что мне нет хлеба, мне не хватит хлеба, на этой земле хлеба не прорастет».  Этот человек, который пришел жаловаться говорит: «ну вроде ты все правильно рассуждаешь, но, тем не менее. Мы же знаем, что хлеба у нас полно, чего ж ты расстраиваешься?». Тот посмотрел на него и говорит: «ты тоже правильно рассуждаешь, но, тем не менее, мы же знаем, времени у нас полно, на самом деле – его некуда девать». Единственное, что мы должны это использовать его по назначению, и по этому, когда люди говорят, что у меня нет времени на духовную практику, то они всего лишь говорят, что я не хочу меняться, они всего лишь говорят – я хочу жить так, как я хочу, я не хочу жить по другому.

Похожие записи